HOGWARTS: UNROMANTIC STORY

Объявление

http://hplove.rusff.ru/ = все сюда!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS: UNROMANTIC STORY » Heart of the castle » Большой зал


Большой зал

Сообщений 1 страница 30 из 79

1

:writing:

0

2

Мои мысли могут быть отрывистыми, но надеюсь, логическая цепочка, какая-никакая, есть. Спешу.)

Переломные дни всегда приносят кучу нервотрёпки. Первый, пройденный этап, это ночь с первого на второе сентября. Ты не в состоянии уснуть и, кажется, что сил твоих больше нет. Эмоций – вагон и маленькая тележка, поток мыслей вообще не разобрать. Вы ведь знаете, как это обычно бывает. Человек находится на грани реальности и сна, думы принимают форму свежевыпеченного бреда. Наконец мозговая активность поубавила свой пыл, тело становится ватным, непроизвольно открывается рот. Сейчас отключишься..Неужели…..И вдруг какая-нибудь Люся завизжит: «Аааапчхи!» Какого?..  Нет, Люська, у тебя ум есть?! Всё, всё что нажито непосильным трудом, всё насмарку! Люська-а-а-а!!!

Мы дошли до второго этапа – это ночь перед отъездом домой на рождественские каникулы. Тут-то сделаем привал.
Если бы внутренняя работа над собой проявлялись в плане физическом, то Рокс давно посинела бы. Она переворачивалась с одного бока на другой, задыхалась под подушкой, мумифицировалась простынёй и одеялом, даже ныряла под кровать, в надежде, что на новом месте уснуть будет легче. Но, как известно, от перемены мест слагаемых результат не меняется. Итог - тупой взгляд в потолок.
Спокойно. Посчитаем купидонов. Раз, два, три….. А сколько народу будет в большом зале... Я же пока всех обойду, еда исчезнет. Пойду на кухню, опоздаю на урок, все уйдут в лес, а мне потом Машеньку изображать. Заблужусь… Почему я должна кричать «Ау»? А если я начну возмущаться  «Где здесь туалет?!» В таком случае  я стану Бабой Ягой. А что? Да, поначалу будет тяжело, но…
Чувствуете? Маленькая мисс засыпает.
…но… Завтра нет уроков…
Бабах!
Завтра нет уроков. Я еду домой!
Замкнутый круг.
Перешагнём этот круг, пусть подождут. Рокс, давай!
Безнадёжно.
Цигиль-цигиль? Половина пятого. А она даже не ложилась спать.
Значит, нужно провести время с пользой.
Роксана даже взбодрилась. Она укуталась потеплее, нацепила тапки и вышла из спальни. «Выход» из гостиной спал. Странное заявление, но только не в Хогвартсе. Роксана поскребла пальцами по портрету Полной дамы. Ноль внимания.  Рокс заскулила и принялась с большей силой скрести его.
-Какая наглость! Нет, ну какая наглость! Что вы себе позволяете?
Раздался раздражённый голос по ту сторону портрета.
-Прошу прощения,  спешу на отработку наказания.
Серьёзно ответила Рокс, с заранее заготовленным ответом.
К изумлению Роксаны, Полная дама выпустила гриффиндорку в тот же момент. Она вышла в коридор и повернулась к портрету. Полная дама погрузилась в сон. Роксана широко улыбнулась и не спеша направились по направлению к гостиной Пуффендуя. Рядом с ней, в подвале, находится кухня. Эльфы уже давно принялись за свою работу, можно будет заглянуть к ним.
Одинокий, забытый всеми
Я брожу по пустым коридорам
Мне кивают при встрече тени,
Да и те лишь с потухшим взором
…Улетают из неба птицы
И уносят с собою небо
Научиться бы мне молиться
И любить научится мне бы

Роксана зашла на кухню, не переставая петь и мечтательно разглядывать «резиденцию» эльфов.  Как можно не любить это место? Здесь всегда кипит жизнь, здесь всегда получаешь заряд положительных эмоций. Здесь чудесная, домашняя обстановка.
Вот и я скоро буду дома.
Эльфы сновали по кухне, одетые в полотенца с гербом Хогвартса. Каждый из них при деле - кто-то готовит мясо, кто-то печет хлеб, кто-то нарезает овощи. Есть у них и «кэп» - старый, добрый эльф, работоспособности которого может позавидовать любой волшебник.
Рокс заметили несколько эльфов.
-Мисс Роксана!
Роксана подбежала к ним и присела на корточки.
-Доброе утро!
Эльфы отвесили ей поклон и принялись усаживать её за столик у стены с огромной картиной – натюрмортом.
-Я сама поухаживаяю за собой, вы не отвлекайтесь на меня, ребята.
Рокс чувствовала слабость от недосыпания, однако просто сидеть она была не намерена. Роксана подошла к «кэпу» всего этого заведения и поинтересовалась, что они подадут на стол в этот раз. Эльф, будучи очень общительным существом, рассказал Роксане о сегодняшнем меню; о способах приготовления того или иного блюда и об ошибках, которые чаще всего делают люди, работая на кухне.
-Мисс, да вы спите!
Всполошился эльф, увидев, что Роксана вот-вот потеряет равновесие.
-Позвольте отвести вас к дивану в смежной комнате
-Ох, извините меня.
Роксана, плохо соображая, протёрла глаза и улыбнулась.
-Я лучше поднимусь в Большой зал. Спасибо вам! Вы большие молодцы, все. До скорой встречи.
Она обняла эльфов, у которых не были заняты руки и, шатаясь, направилась в Большой зал через чёрный ход. Роксана вошла в зал со стороны  преподавательского стола и, не разбирая дороги, села за стол не знаю какого факультета. Попытки остаться бодрой не увенчались успехом – Рокси заснула.
В Большой зале светало. Голова и руки Рокс лежали на столе, накрытом зелёной скатертью.

Отредактировано Roxanne Bekker (2011-05-13 11:02:24)

+2

3

Тошнит меня от этой вашей дружбы.
Время бежит неимоверно быстро. Кажется, что только вчера ты впервые заводил друзей, только вчера начал изучать этот мир и только вчера познакомился с хогвартсом. А что же на самом деле? На самом деле скоро от детства останутся лишь некоторые воспоминания. Перед тобой откроется новый мир, взрослая жизнь распахнет перед тобой свои тяжелые двери. И начнутся невероятные проблемы, которые по сравнению с этими проблемами будут казаться тебе всего лишь шуткой, безобидной шуткой жизни.
Мы стремимся доказывать всем, что мы уже взрослые, самостоятельные, но на самом деле, стоит нам столкнуться с реальной проблемой, так мы начинаем убеждать себя, что такая проблема не для нашего возраста и ее должен решать кто-то более взрослый и опытный.
Я не хочу заканчивать хогвартс... - подумал Алекс. Именно с этой мыслью он проснулся. Слизеринцу приснился не очень приятный сон, в котором он, закончив хогвартс, ведет скучную жизнь, выполняя поручения отца. Но нельзя сказать, что Холдер ведет веселую жизнь в хогвартсе. Это совсем не так. Но эти слишком родные места, хорошие знакомые и отстранение от родительского дома - всегда грели его сердце.
Он пролежал в кровати, размышляя о своей будущей самостоятельной жизни, около часа. Еще проснувшись и взглянув на время он понял, что спешить некуда. До завтрака оставалось около трех часов. Можно было бы попробовать заснуть снова, но глаза категорически отказывались закрываться.
- Совсем скоро я буду дома. Лучше бы я остался в хогвартсе, чем провел рождественские каникулы в компании родителей.
Никакого ожидания приближающихся каникул, праздников. Проще зарыться с головой в учебнике, обещая всем, что вместо поездки домой он выучит все, что должен уже знать за половину седьмого курса.
Лекс никогда не учился на отлично. Ему хватало стабильных оценок, да он и не понимал никогда тех людей, которые гнались за хорошими оценками. Он прочитал много книг, обладает отличными знаниями, но зачем показывать свой ум? Ведь экзамены он и так сдаст. А это главное. Хотя нет, даже на экзамены можно наплевать. Ведь отцу все равно на какие оценки учится его сын. Он и так все для него распланировал. Это основная проблема всех чистокровных семей. Планы начинают складываться с рождения и редко в пользу самих детей.
Пролежав так еще большое кол-во времени он снова взглянул на часы, после чего резко вскочил с кровати.
Мерлин тебя подери! Да эти часы только пять минут назад говорили мне о куче свободного времени! Вот так всегда. Можно потерять много времени впустую, имея много свободного времени, а в итоге все равно окажется, что ты можешь куда-то не успеть.
За 10 минут парень уже был в полной боевой готовности.
Волшебная палочка - последний штрих, и он уже спокойным шагом направляется в большой зал на завтрак.
Как же много учеников... Все куда-то спешили, радовались, и как всегда обменивались какой-то информацией.
Но, Алекс, вот взгляни на остальных? Почему ты не идешь в сопровождении хоть небольшой компании? На его лице лишь холодная ухмылка. Да кому это нужно? Я сам по себе.
Он никогда не был изгоем, просто он не из общительных. Если он кому-то нужен, то милости просим! А нет - ну и фиг с вами.
Есть те, кто его уважает и даже боится. Хотя бы из-за его чистокровности и факультета.
Алекс прошел к столу своего факультета и огляделся. Как ни странно, хоть время завтрака уже начиналось, зал заполняли лишь первокурсники и прочая мелочь.
Ан-нет! Наши гриффиндорцы как всегда пунктуальны.
Он улыбнулся, глядя на очень даже знакомую гриффиндорку, которая явно перепутала столы, да и вообще не была в состоянии понять свою ошибку.
- Приятных сноведений. - шепнул он ей на ушко, подойдя сзади и, продолжая улыбаться, сел рядом, но так, что между ними вполне мог поместиться еще один не очень толстый студент.
Милая Рокс... Неужели ее опять мучает бессонница? Или она снова что-то задумала? А может она просто ждала здесь меня? Он снова взглянул на нее. Неужели ее совсем не пугает то, что она самостоятельно согласилась на завтрак со слизеринцами? Это еще хорошо, что я из наших пришел первым.
Холдер снова огляделся, пытаясь найти хоть одного ровесника со своего факультета. А чего еще можно ожидать от наших? Удивительно если они вообще проснулись!

Отредактировано Alex Holder (2011-05-14 14:37:17)

+2

4

Каникулы, ура, каникулы! Ох, как мне весело, и как я бодра, и как много всего я сейчас готова сделать! Жизнь прекрасна, всё отлично, я люблю этот мир!
Ну да, ну да.
Ошибаетесь, не такие мысли одолевали Джинни Уизли в этот первый день каникул.
Неет, не думайте, что Джи - пессимистка, наоборот даже. просто... ну... просто она очень устала за этот семестр. Физически и морально. И даже мысль о начале каникул не придавала ей сил. Ибо каникулы скоро закончатся... и снова учиться, учиться и ещё раз учиться.
К тому же, Джинни просто жутко хотела спать. Спрашиваете, что её вынесло тогда с утра в Большой зал? Хмм... Это вопрос хороший, конечно. Ну, начнём с того, что Джинни хотелось есть ещё больше, чем спать, ибо вчера она ни кусочка в рот не взяла. Всё как-то некогда было. Причина вторая кроется в одной из её соседок по комнате... хотя нет, скорее, в замечательной особенности этой соседки храпеть. Да ещё так смачно, с присвистыванием. Сначала было даже весело слушать, но потом - хоть плачь, честное слово. Кажется, кто-то сглазил девочку или зелье не то подсунул. Надо не забыть ей с утра так по-дружески посоветовать сходить к мадам Помфри, а то ещё одну такую бессонную ночь Джинни не выдержит. Остальные-то все девчонки разбежались гулять - кто в гостиной всю ночь просидел в друзьями, кто ещё куда... В общем, Джинни осталась наедине с ни о чём не подозревающей, сладко похрапывающей соседкой.
С утра Джинни даже не удосужилась умыться и расчесать волосы. Надела она первое, что попалось ей под руку, а именно - свободный сине-бежевый свитер и клетчатую юбку. Девушка хмуро придвинула к себе стакан с тыквенным соком, взяла бутерброд и принялась за трапезу. Но даже еда не исправила её мрачное настроение.
Народ вокруг радостно смеялся, оживлённо переговаривался. Основную массу составляли младшекурсники - все старшие, судя по всему, отмечали начало каникул всю ночь и теперь выходить к завтраку не спешили.
Мимо промчался радостный первокурсник с полным бокалом тыквенного сока, расплескав жидкость и чуть не налив её Джинни на юбку. Девушка зашипела, как рассерженная кошка.
Ты куда несёшься, остолоп? Сядь и сиди, сок свой попивай!
Остолоп... Вот это слово она вспомнила! Джинни хмыкнула.
Мальчик испуганно покосился на неё и убежал, всё-таки слегка забрызгав соком свитер Джинни.
Маленькие придурки... сердито пробухтела она, потерев ткань и размазав сок, выделявшийся теперь небольшим мокрым пятнышком.
Нет, вообще Джинни Уизли была доброй и милой девушкой, но сегодня её бесило всё на свете. И ей казалось, если хоть кто-нибудь обратится к ней с простым: "Привет", она просто взорвётся и наговорит кучу лишнего: одновременно с добротой в Джи сочетались также вспыльчивость и импульсивность. Она могла со злости наговорить всякой ерунды, но зато потом первая бежала извиняться, если, конечно, была неправа сама.
Джинни отряхнула с рук крошки от бутерброда и хотела встать, но потом поняла, что в гостиной делать нечего, а в спальне - тем более. Может, сюда кто подойдёт? Джинни провела рукой по лохматым рыжим волосам, ещё больше растрепав их, и принялась ждать.

+1

5

начало игры

Эдди медленно, раздумывая, шла по коридору в сторону Большого Зала. У нее было отличное настроение. Еще несколько часов, а по желанию, которого у Вудворд не было, и несколько дней и все – каникулы. Она, наконец, уедет домой и попробует забыть все, что происходило в этих каменных стенах. Этот год,  правда, был для нее несколько трудным. Она никак не могла смирится  с той мыслю, что они с Теодором разошлись. Девушка всегда предполагала, что когда все закончиться она не будет за ним уж так сильно скучать. Все-то время, которое они встречались, для нее было словно игра: истерт она или беситься он. А сейчас они разошлись и она поняла, что ей больше никто не нужен. Но Нотт еще упрямей, чем она и убедить его в том, что она  его любит, труднее, чем победить тролля.
Эдди не была из тех девочек, которые зацикливаются на чем-то определенном. Просто знаете это чувство, когда хочешь много сказать человеку и много для него сделать, а он даже не подпускает к себе так же близко как когда-то.  Эдисон всегда была вольной птицей, но кажется, Теодор, смог ее приручить. Ей просто было трудно, она хотела сделать очень многое, но не могла, у нее просто не получалось.
Как бы там ни было, сейчас она с замечательным настроением шла по коридору в Большой Зал. Она немного проголодалась, но уже точно знала, что сейчас быстренько позавтракает и побежит наверх и начнет складывать вещи к отъезду. Эмми скучала по своим родителям, поэтому очень хотела их увидеть. У нее всегда были хорошие отношения с родней. Она не закатывала дома скандалов, да и повода не было: все решалось спокойно, без ссор и семейных драм. Вудворды были очень дружелюбными, но минусом был лишь тот факт, что они были чистокровными, а это требовало определенных мер поведения в некоторых публичных местах. Но Эдди решила, что первые недели проведет в стенах дома.  В общем, у Эдисон были планы на эти каникулы и не маленькие планы. Она хотела изменить себя и поменять немного способ своего проживания. 
Вот Вудворд увидела большие двери в зал. Живот тихонько забурчал, и девушка веселым шагом вошла внутрь. В помещении уже было много учеников, которые завтракали, а некоторые уже успели перекусить и направлялись в свои гостиные или на улицу. Эдди направилась к столу Гриффиндора, и тут на нее налетели ребята из первого курса и чуть не сбили с ног. Девушка засмеялась  и продолжила свой путь.
За столом Гриффиндора было относительно много людей,  но было одно свободное место, возле Джинни Уизли и Эдди быстро направилась к рыжей девочке. Не хватало, что б его кто-то занял, и Вудворд пришлось сесть возле мальчишек, и выслушивать весь их бред.  Девушка быстро уселась возле Уизли и весело произнесла:
- Доброе утро. Как настроение? Как завтрак? – девушка говорила искреннее весело и дружелюбно, к тому с  Джинни Уизли у них были хорошие отношения, и наигрывать вежливость не имело ни какого смысла. Эта девочка был из тех гриффиндорцев, которой можно было доверять, и которая не лгала без особой на то причины.

Отредактировано Edison Woodward (2011-06-25 13:41:24)

+1

6

*начало

Пустые спальня и гостиная факультета выглядели не очень обнадеживающе, потому мне показалось, что единственным правильным решением, будет спуститься в Большой Зал и наконец-то, не смотря на позднее время, позавтракать.
По дороге к пункту назначения я, по привычке, завела беседу сама с собой. С тех самых пор, как я лишилась своего лучшего, да и единственного, собеседника это стало для меня традицией.  Периодически по утрам я жалуюсь сама себе на жизнь. Вот так, погрузившись в собственные мысли, я и пошла на завтрак.
Стоит заметить Лиза, что еще ни разу ты не оставалась на каникулы в школе. Обычно папочка еще с ноября начинает заваливать тебя письмами, спрашивая, когда ты приедешь или уточняет, каким ты видишь праздничный ужин. Это так мило, и так похоже на него, согласна?
Рождество же мы обычно празднуем в тихой домашней обстановке. К общему столу присоединяются друзья отца и некоторые слуги. И тут такая неожиданность, да? Он просит меня не приезжать, говорит, что бы я осталась в школе,… что бы это значило?

И вот уже долгожданная дубовая дверь, за которой находится огромное помещение с длинными столами и кучей еды. Шаг, другой, толчок, дверь открывается, и я попадаю в сказку. Еще ни разу мне не приходилось видеть его таким! Несколько десятков маленьких ёлочек, тысячи разноцветных гирлянд, свисающая с потолка омела, и этот запах, ни с чем несравнимый запах Рождества.  Божественно!  Лицо непроизвольно растянулось в улыбке. Я начала оглядываться по сторонам. Хотелось запомнить получше сегодняшнее утро, ведь оно так хорошо все таки началось. Несмотря на позднее время, Зал был переполнен студентами. Я стала всматриваться  в лица, в надежде увидеть кого-то знакомого.  Взгляд упал на стол слизеринцев . Нету. Хм, неужели Захария все же уехал домой? Счастливый. Но  вот я увидела знакомые лица за родным столом и быстрым  шагом направилась к сидящим за гриффиндорским столом девушкам. Бинго! Джиневра и Эдисон! Я не одинока! . Упав на, так вовремя, освободившееся место на скамье я оказалась сидящей спиной к столу, но это, конечно же, ни капли не смутило.
-Доброго утра, дамы, - заметив, что вы уже приступили к трапезе, улыбнулась, - приятного аппетита!
Наконец-то я всё-таки повернулась лицом к столу и стала шарить по нему глазами Тыквенный сок! Опять!  Взгляд забегал по столу в поисках графина с обычной водой.

+2

7

----- >начало
Первый день после Рождества. Все еще по идее должен сохраняться позитивный настрой, что-то предпраздничное или уже праздничное, легкое и неуловимое, что-то, что поддерживает тебя изнутри и заставляет душу парить на несколько сантиметров выше тела, перенося тебя в другой мир. Блейз не чувствовал ничего.
Конечно, при пробуждении и созерцании маленького бардака в комнате становилось на душе позитивнее, потому что воспоминания имели привычку возвращаться, причем не самые плохие воспоминания, но мысль о том, что проблемы все же возвращаются и что праздник на них не влияет, пугала и загоняла в депрессию. Не желая, чтобы уныние могло как-то повлиять на свободное время, отведенное студентам для отдыха от заданий, Блейз поднялся с кровати и пошатываясь двинулся в сторону герба Слизерина, где из тайника вытащил пачку сигарет и по дороге осмотрел ближайшие несколько квадратов в поисках одежды. Зачем уезжать? какая разница, где курить. И думать о том, что безвозвратно портит настроение и тяжелым камнем ложится на душу. Уж лучше здесь, где рядом есть с кем выпить и кому излить душу, девушке, к примеру, без которой стало уже невозможно.
И, одевшись наконец, направился в сторону Большого зала, не понимая, зачем это делает, ведь есть 3 день уже ничего не может, а разговорами сыт не будет, потому что мало кто вовремя придет к завтраку после Рождества. Слизеринская пьянка явно выявила, словно сыворотка правды, кто стойкий, а кого в ряды ПС лучше не брать, потому ожидая мертвую тишину за родным столом, Блейз снова углубился в мысли. Что надел вчерашнюю черную рубашку, насквозь пропахшую чуть пролитым ирландским элем, он понял только тогда, когда выходил из подземелья и чуть не столкнулся с кем-то, кто видимо еще не навел резкость. Ну да неважно.
И вот зал... И, как ожидалось, полупустой. Гриффиндор его не особо интересовал, по крайней мере в тот момент, потому он просто скользнул по нему взглядом, даже не всматриваясь в лица студентов, а вот своих было трудно не заметить. Жаль, что первокурсников и других, но только не своих. Ни Драко, ни Зельды, ни Нотта. Только Алекс Холдер, разговаривающий с Роксэн Беккер и увлеченный лишь ею. Заткнув внутри романтика, который робко говорил о воздержании в разговоре, Блейз стрельнул глазами сначала на них, потом на выход и, пожалев, что все-таки не забрал с собой Консуэлу, присутствие которой значительно облегчило бы существование, занял свободное место за столом и придвинул к себе чашку горького кофе и бутерброд.

+3

8

------> Начало игры
Поттер, мятый и уставший, вошёл в Большой зал мрачнее тучи. Первым делом он осмотрел все четыре стола и обратил внимание на то, что люди лишь потихоньку подтягиваются, а из своих он так чуть ли не первый пришёл. Он глубоко вздохнул и быстрым шагом дошёл до своего стола, сев на лавочку, что была напротив Джинни.
-Доброе утро, - сонным голосом произнёс он и потянулся к стакану тыквенного сока, но по привычке и не разумности он взял его правой рукой, которая жутко тряслась, что сразу и выдал заметно трясущийся бокал: Чёрт! Мысленно выругался он, перехватывая бокал левой рукой и как ни в чём не бывало, отпил со стакана с не очень удобной левой руки. Сделав глоток, он посмотрел на своё отражение, которое его надо сказать, совсем не порадовало. Волосы растрёпаны больше чем обычно, цвет лица слегка бледный и уставший, под глазами мешки средних размеров, а его гордость - изумрудные глаза не яркие как обычно, а чуть мутные. А ко всему прочему стоит добавить перенапряжение правой руки, которую с самого раннего утра мучает судорога: Мда… Ну ничего, думаю, что в Норе я могу спокойно отдохнуть от тренировок, так как я считаю, что добился многого и могу себе позволить пару деньков отдыха, и заодно продумать дальнейший план тренировок.
Поттер поставил стакан и, посмотрев ещё раз на Джинни, он ей мило улыбнулся как будто говоря, что всё в порядке и не стоит переживать. Хотя он и так понимал, что его ждёт неслабый нагоняй за то, что пропадает почти каждую ночь неизвестно куда и возвращается под утро в полностью убитом состоянии. Эх хорошо, что я подарок для неё заказал ещё две недели назад и уже как три дня он лежит у меня в сумке.По правде говоря, Поттер хотел бы никому не говорить, что занимается боевой магией в Выручай-комнате. Просто он решил научиться вкладывать в любое заклинание максимум силы, и, чтобы никто не пострадал, он стал заниматься один и в тайне даже от друзей, чтобы те не переживали. Когда же он месяц назад закончил своё обучение по наливу дополнительных сил в заклинания, он приступил к серьёзным боевым заклинаниям. Благо библиотека комнаты и её манекены, просто отличные, то он стал полностью автономным от библиотеки школы. Гарри сначала хотел было потянуться за бутербродом правой рукой, но почувствовал, как ту свело, очередной судорогой под столом, он лишь чуть поморщился от уже привычной боли и потянулся за желанным бутербродом с мясом левой рукой.

Отредактировано Harry James Potter (2011-07-03 02:08:20)

+1

9

Гермиона быстро бежала по коридорам. Снова? Ну сколько можно! Уже наверняка все собрались, а девушка снова опаздывает? Это ее бесило, но в то же время снова радостная. Гермиона была так рада тому, что вчера все так было хорошо, что совсем не обижалась на себя за столь прискорбное опоздание. Хотя раньше девушка очень часто сожалела о своих опозданиях. Гермиона никогда не опаздывала, а в этот раз… В общем, ее мысли были целиком погружены в воспоминания о вчерашнем вечере. Они устроили настоящий девичник в комнате! Это было весело, по-настоящему весело. Только вот пришлось наложить пару заклинаний на двери и окна, что бы никто не слышал «извне» музыку, шум, гам и, разумеется, смех. Девочки устроили и бой подушками… Но это заняло лишь половину ночи. Вторую половину уставшие ученицы убирались и спали. Правда, поспать тоже не удалось. В окно влетел филин одной из девушек, да с таким шумом! Оказывается, это был «сюрприз» ко Дню Рождения ученицы. Просто великолепно. Филин, как оказалось, принес посылку, в которой лежали новые вещи. Как оказалось потом, семья девочки не была богата, а одежда, тем более подобная, была просто великолепным подарком.
Светясь счастьем, Гермиона добежала до дверей, ведущих в Большой Зал, где они втроем – Гермиона, Рон и Гарри – очень часто проводили время вместе. А шесть лет назад к ним присоединилась сестра Рона – Джинни. Она была веселая и общительная, хотя немного и стеснительная. Гермиона сразу наладила отношения с Джинни, ведь мало ли что? Да и вообще, Герми намного больше любила иметь друзей, чем врагов. Только вот невольно всплывал в памяти при слове «враг» всего один человек. Точнее, маг. Драко Малфой. Его никто особо не любил, ведь некоторые знали – его отец Пожиратель Смерти. Один из приближенных к самому Волан-Де-Морту! Хотя, иногда казалось, что Драко не пойдет по ступеням отца… хотя…
Откинув все свои не очень приятные мысли в сторону, Гермиона вошла в Большой Зал. Народу было много, многие сидели за своими столами… Найти «своих» оказалось не трудно. Пока в Зале сидели лишь Джинни и Гарри. Продолжаясь улыбаться, Гермиона пошла в их сторону. Джинни была, как всегда, в прекрасном состоянии. Только Гарри был странным. Хотя, Гермиона зачастую слышала, как он куда-то уходил и пропадал на всю ночь. Спрашивать при всех было как-то неудобно, а что бы никого не было… ну, такого просто не бывает. То Рон был рядом, то Джинни. А то они и вместе. Гермиона села рядом с Джинни и покосилась на Гарри. Она обязательно поговорит с ним. Ну нельзя не поговорить! Гермиона состроила самое серьезное лицо, пока смотрела на него, но потом перевела взгляд на Джинни и снова заулыбалась.
-Всем привет! – сказала девушка, продолжая улыбаться. Ее взгляд снова упал на Гарри – весь потрепанный, волосы «ежиком». Глаза потеряли блеск… В общем, это был не его лучший вид. Гермиона попыталась делать вид, что не обращает внимания на него. Если бы она умела мысленно общаться с людьми, то заявила бы ему, что его ждет очень и очень серьезный опрос. Сделав пару глубоких вдохов-выдохов, что бы на время отбросить все свои вопросы. Гермиона задумалась – что же будет, если она прямо сейчас выведет его из Зала и спросит все, что ее интересовало? Нет, Джинни пойдет с ними… Но зачем Гарри что-то скрывает? Видимо, на то была серьезная причина.
Гермиона заметила, как Гарри слегка поморщился. Вопросительно покосившись на него, Гермиона попыталась отвлечь и себя, и внимание Джинни. Снова устремив взгляд на девушку, Гермиона спросила наигранно непринужденным тоном:
- Ну так, Джинни, как провели вечер вчера? – девушка, конечно, понимала, что нужно было позвать Джинни на вечеринку, но та наверняка хотела спать. Так что, Гермиона решила пока никому не говорить про вечеринку. Спрашивать это у Гарри было бы… в общем, не правильно. Гермиона была уверена, что и эту ночь он провел где угодно, только не в спальне. Поэтому, спрашивать… в общем, не стоило.
-Как дела, Гарри? – спросила она, все таки посмотрев на него.

Отредактировано Hermione Granger (2011-07-06 19:04:56)

+2

10

Вокруг начали собираться гриффиндорцы, и Джинни с облегчением заметила, как её плохое настроение покидает её, и ей уже не хочется никого покусать.
Доброе утро. Как настроение? Как завтрак?
Привет, Эдди, дружелюбно кивнула приятельнице Джинни. Настроение?.. Вполне прилично. Сейчас действительно так и было. И завтрак неплохой. А ты как поживаешь?
Доброго утра, дамы, приятного аппетита!
Доброе утро, Лиза, улыбнулась ещё одной подошедшей гриффиндорке Джинни. И тебе того же! Как спалось? вежливо поинтересовалась девушка, дёрнувшись от воспоминаний о собственной бессонной ночи.
Доброе утро.
Этот голос она узнала бы из тысячи!
Джинни ласково улыбнулась парню, севшему напротив:
Привет, милый.
Да, и чего это я сегодня так бесилась с утра? Жизнь же замечательная штука! Особенно когда рядом друзья, близкие и Гарри... Ближе всех близких.
Девушка уже забыла о пятне на свитере, лохматых волосах и бессонной ночи. Стоило переживать! Белых полос в жизни, может, и столько же, сколько чёрных, но, во всяком случае, они шире. В этом она стопроцентно была уверена!
Джинни заметила манипуляции Поттера со стаканом и недовольно нахмурилась, взяв на заметку, что надо будет поговорить с любимым. Она беспокоилась из-за того, что творится с ним в последнее время и хотела уже наконец узнать правду о том, куда он пропадает каждую ночь. Джинни знала, что Гарри не изменяет ей - она была уверена в парне. Но он наверняка опять что-то придумал, этот неугомонный герой! Что же он делает? Проникает в спальню Слизерина и тренирует на учениках свои боевые навыки? Джинни тихо хмыкнула, уткнувшись в стакан с соком.
Девушка вздохнула, дав понять Гарри, что немного сердится на него... впрочем, совсем немного.
Рядом присела Гермиона, и Джинни улыбнулась подруге, впрочем, её взгляд остался несколько тревожным. Она попыталась скрыть это, но уже не могла сохранять радостное выражение лица, и поэтому отвернулась в сторону, будто разглядывая наводнивших Большой Зал учеников.
Всем привет! Ну так, Джинни, как провели вечер вчера?
Нормально, обычно, пожала плечами Джи. Она не могла отвести взгляд от Гарри, парень выглядел таким измученным и усталым...
Я обязательно узнаю, в чём тут дело! И, не знаю, чем он там занимается, но уговорю его посвятить свои ночи чему-нибудь другому... например, сну. Сон ему сейчас особенно необходим, чтобы восстановить утерянные силы. Как он не понимает, что таким усталым он точно не сразит Волдеморта? Я же знаю, у него только об этой ужасной войне все мысли. Да у всех сейчас мысли этим заняты! Испортили нам все лучшие годы жизни, капризно и по-детски подумала Джинни, медленно успокаиваясь. Всё-таки она была очень эмоциональным человеком, и с её мгновенными вспышками все друзья уже свыклись.

Отредактировано Ginny Weasley (2011-07-07 09:12:14)

+1

11

Каникулы. Это слово приносило гриффиндорке несказанное количество позитивных эмоций. Вещи уже собраны, осталось только поесть, попрощаться с друзьями, а там и на поезд надо идти, а еще несколько часиков и собственная одиночная комната. Еще совсем чуть-чуть. Совсем немножко.
Весь зал выглядел очень даже «сонно». Многие зевали и подперев под голову руку, сидя спали. Жалкое зрелище – но какое есть. Сама же Эдди просто пищать от счастья хотела – каникулы.
Ну возможно такое счастье и было наигранным и немного ложным, но все же, она не хотела нудеть и делать вид что все надоело и все до лампочки. Конечно, ей сейчас хотелось быть среди большого количества людей, чтоб не остаться в компании со своими, такими ядовитыми мыслями.   Знает, люди  не всегда понимаю, что больше всего следует бояться собственных мыслей. Ведь от них не спрячешься, и им не сможешь солгать.
Джинни как всегда вела себя дружелюбно.  Уизли, всегда была веселой девочкой, чем и нравилась Эддисон.
-Понятно. А я жду не дождусь каникул!! Самое замечательное время года. Домой, к семье. От проблем. – весело произнесла Вудвор, поднимая радостно руки вверх, словно супергерой. Она любила дополнять свои слова жестами рук. Это бодрило, и правда заставляло саму Эдисон убедится в том, что все и правда хорошо.
Потом подошла Лиза. Тоже не менее приятная девушка, с которой было приятно побеседовать и где-то погулять. Девушка пожелала приятного аппетита, и Эдди вспомнила, что она в Большом Зале во время завтрака и вместо того, чтоб болтать, надо бы покушать.
-Спасибо. Тебе тоже не подавиться. – весело произнесла девушка и принялась намазывать хлеб джемом. Больше ничего есть не хотелось, присутствовал легкий голод. Она налила из графина себе апельсиновый сок.
-Лиза, а что ты будешь делать на каникулах? – спросила она у Турпин и предложила всем соку -Кто-то будет? – а что? Можно предложить и налить. Это очень даже культурно. В этот момент за стол подсел Гарри Поттер, и Эдди сказала ему привет, слегка улыбнувшись и предложив и ему соку. Но она все продолжала ожидать ответа от девчонок. Потом подошла, весьма жизнерадостная Гермиона. Вудвор и ее приветствовала предложив соку.

офф: простите за бред....выдохлась..муза ушла в отпуск...простите...

Отредактировано Edison Woodward (2011-07-10 21:43:13)

+1

12

В отличии от всех остальных кто сидел за столом Поттер казался самым уставшим и мрачным. Злым и не довольным он был по той причине что вот уже третий сутки у него не получалось одно  очень сложное заклинания вот просто не получалось и хоть  бейся об стенку и это злило Гарри. И он выматывал себя на износ, но он должен был выучить это заклинания, которое в будущем может помочь ему одним ходом выиграть войну и жалкая цена в размере недельного обморока и ещё двух недельной слабости его совершенно не заботила  ведь главное для него было вырвать победу для своих любыми силами, поскольку он знал, что друзья и любимая примут его даже в виде сквиба но этот исход был самый маловероятный поскольку у него магических сил и потенциала как рас хватит на один смертельный удар
- Привет, милый. Произнесла ласково Джинни, выводя Поттер из лёгкого подобия задумчивости и созерцания волшебного потолка: Эх, как же мне хотелось бы ответь те слова что я сейчас произнесу истиной любимой.
- Приветик солнышко. Стараясь подавить в своём голосе, не довольствие произнёс юноша и перевёл взгляд на Гермиону при этом, стараясь сделать, что бы его взгляд был такой же, как всегда. И лишь Боги знают какие силы Поттер сейчас выложил для того что бы по-дружески улыбнуться Гермионе поскольку он бы  отдал всё что у него есть лишь бы не скрывать свои чувства и перегнувшись через стол поцеловать его милую и обожаемую Гермиону. Но, увы, они выбрали до конца путь маски лишь бы не потерять своих сильных союзников в лице Уизли. От глаз Поттер не скрылось и то что Герми была сегодня в не обычаемо хорошем настроении: Пошло всё к чёрту! Я её сегодня обязательно приглашу на вечернею прогулку и плевать я хотел, что на это подумает весь факультет, если что мотивирую как всегда учёбой. Решительно подумал Гриффиндорец при этом вежливо кивком отказываясь от предложение Эдди налить ему сока.
- Не хочу портить момент, но всё же я это сделаю. Произнёс Гарри достаточно громким голосом для рядом сидящих девушек.
- Помните одно золотое правило. Постоянная бдительность и волшебная палочка всегда собой, особенно если идёте на улицу или в другое многолюдное место. Гриффиндорец говорил всё это довольно серьёзно стараясь скрыть своё волнение за тех, кто стал ему по-настоящему близким человеком или просто другом.
- Не подумайте, что я вас пугаю или параною просто я не хочу, что бы с кем-то из вас что-то плохое случилось в этой неустойчивой реальности, что находиться за стенами школы. Гарри посмотрел на всех кто сидел рядом с ним. Да он понимал, что не все останутся в школе, а поедут домой, поэтому лёгкий инструктаж им не помешает просто ему казалось что они все слишком раслабились по поводу своей безопасности и поэтому лишний рас напомнить о том что за воротами идёт война не помешает
- И самые две главные вещи. Гарри обвёл ещё рас всех взглядом – Первой возвращайтесь все школу несмотря ни на какие запреты родителей здесь всё равно  как минимум до конца года будет безопаснее, чем за её пределами. И второе никогда, ни при каких обстоятельствах нечего не берите из рук не знакомых людей, поскольку это может оказаться порталом к Пожирателям, а так как мы все Гриффиндорцы то мы занимаем второй пункт в списке желаемой добычи. Поттер всё это говорил довольно спокойным, и чуть обыденным голосом тем самым удачно скрыв своё волнения, от почти всех кто сейчас сидел возле него.

0

13

Понятно. А я жду не дождусь каникул!! Самое замечательное время года. Домой, к семье.
Джинни мысленно позавидовала Эдисон. её родители не подвергали себя каждый день опасности, как делали это родители Джи! Обычная счастливая семья, которая будет рада видеть свою дочку, вернувшуюся с каникул.
А вот она пока даже не решила, уезжать ли сегодня домой или нет. Конечно, хотелось всех увидеть. Но что-то её держало. Как будто там она будет лишней, и ей лучше остаться здесь. Джинни собрала чемоданы, но мысль о том, что каникулы она должна провести в Хогвартсе, не оставляла её.
Нет! Я должна поехать к ним. Что, если... что. если кого-то я увижу в последний раз?
Фу, Джинни Уизли. Какой ты стала паникёршей. Каникулы! Расслабься и получай удовольствие. Бери от жизни всё, как делала прежде. Нельзя всё время жить в страхе. Слышишь? Заразись от других этим предпраздничным радостным волнением. Не накручивай, ведь ничего пока не случилось.
Пока...
Стоп.

Джинни аккуратно подцепила кусок яичницы и отправила его в рот, отвернувшись, чтобы никто не увидел в её глазах отблеск бури, бушевавшей внутри между двумя конфликтовавшими частями её души - одна ныла и была готова плакать по любому поводу, другая хотела веселиться. Джинни всегда была очень противоречивым человеком, и такие вот диалоги часто одолевали её мысли.
Что ж... сегодня я выберу второй вариант. Каникулы! Зажигаем!
Приветик солнышко.
Джинни заметила в голосе парня недовольство, которое тут же списала на усталость.
Бедненький... как он измучен, подумала она.
Не хочу портить момент, но всё же я это сделаю.
Джи удивлённо уставилась на Гарри.
Помните одно золотое правило. Постоянная бдительность и волшебная палочка всегда собой, особенно если идёте на улицу или в другое многолюдное место.
Да что с ним случилось? Такое ощущение, что ночью он дрался с Пожирателями Смерти. Хотя они точно не могли проникнуть в Хогвартс. Может, он куда-то летал?.. Да нет, быть не может. Да и незачем - сегодня всё равно все уезжают.
Джинни внимательно выслушала весь монолог Поттера. Наконец она ровно сказала:
Гарри, не волнуйся за нас. Мы всё это знаем. Ни с кем ничего не случится. Я тебе обещаю.
Я себе-то не могу этого обещать!.. Ничего, главное - успокоить Гарри. Он всегда так искренне волнуется за всех.
Уизли украдкой бросила на Поттера нежный взгляд, хоть он не смотрел на неё. Почему-то сейчас их отношения напоминали ей прежние - когда она была маленькой девочкой, сохшей по знаменитому Гарри Поттеру. Что-то изменилось... Может, она надоела Гарри? Нет, не может быть. Он ведь так любит её...  Сильнее всего на свете. Она точно знает!
Да и она уже не та. Она повзрослела, стала гордой. Её чувства нельзя растоптать. Да Гарри и не сможет это сделать. Потому что он любит её больше жизни. Её милый, родной Гарри Поттер...

+1

14

Мой взгляд все еще блуждал по столу в поисках  воды, и сок в руках Эдди был весьма кстати.
-Я бы не отказалась от сока, - лицо расплылось  в улыбке. Подставляя стакан для сока, я повернулась к Джинни., - о, спалось? Хм… да просто замечательно! А тебе?
Дернув плечом,  я  крепче сжала в руках стакан, и сделала несколько  глотков, наполовину осушив стакан. Пить хотелось невыносимо. За это время за столом появились новые люди, а я и не заметила сразу. Лицо опять расплылось в улыбке, но в этот раз она была предназначена Гарри и Гермионе.
-Доброе утро.
За тостом и соком я упустила нить разговора, потому, услышав вопрос, Эдисон о каникулах нахмурила брови раздумывая над ответом.
-На каникулах? Я..я пожалуй останусь в школе. У отца, какие-то планы, потому я решила  остаться в школе. Думаю так будет лучше всего. Ну.. всегда стоит попробовать что то новое. Еще ни разу не встречала Рождество  здесь.
Понятное дело это все неправда.. но зачем кому то знать о моих проблемах с отцом. Или о его проблемах.
-А как на счет тебя? Уже есть какие-то планы?
Но тут я уловила серьезные нотки в голосе Гарри и стала прислушиваться к его словам. Учитывая все происходящее, меня не удивляли его слова, но, все же, я не одобряла его позицию касательно Пожирателей Смерти. Я видела тех, кого отправили в Хогвартс как преподавателей.  Они не выглядели уж слишком устрашающими или какими-то не такими. Если бы я не знала, кто они, то не смогла бы отличить от других.. Но, возможно, я просто не видела и не знаю того, что знает он.
Я было даже уже открыла рот, что бы возразить, но, поняла, что не стоит. Возможно, он и прав. Наверное, их нужно опасаться. Но это еще не значит, что им нельзя доверять. Нервно дернув плечом, я поднялась из-за стола.
Мне не помешает проветриться.
-Я, пожалуй, пойду, прогуляюсь. Всем удачного дня. Замотав вокруг шее шарф,  я покинула Большой Зал. Что же, надеюсь. Там не очень холодно, а то не охота возвращаться в спальню. Рассматривая встречающихся мне на пути учеников, я уверенным шагом, направилась к выходу из замка.
Ненавижу зиму. Снег. Лед. Холод. Лишь бы не было снегопада. Я надеюсь насладиться этой прогулкой.

--->Озеро

0

15

начало игры.

Разлепить глаза этим пасмурным утром оказалось сложнее, чем обычно. На счет "три", - мысленно уговаривала себя Астория, укрываясь с головой одеялом, - раз, два... Нет, только не сейчас... Черт, пора, - пронеслось в ее голове, и девушка резко села на кровати, стараясь как можно шире открыть глаза пронзительно-голубого цвета, которыми она в тайне гордилась.
Спальня женской половины Слизерина была пуста. Несколько секунд потребовалось Гринграсс, чтобы сообразить, что да, так оно и есть - она в очередной раз опоздала к завтраку, и сейчас на нее будет пялиться весь Большой зал, чего девушка жаждала меньше всего. Вчерашний вечер и остаток ночи, проведенный в хорошей компании с родного факультета вряд ли благотворно отразился на ее внешнем виде.
Без особой спешки Астория привела себя в порядок и, хмуро улыбнувшись собственному отражению в зеркале, направилась в сторону Большого зала. В коридорах Хогвартса гуляли сквозняки, а молочно-белая пелена, которая открывалась взгляду за не очень-то чистыми стеклами, нагоняла еще большее уныние. Фоверус, - буркнула себе под нос девушка и почувствовала, как руки ее начинают постепенно согреваться, а на бледных щеках появляется подобие здорового румянца. Скорее бы уже оказаться дома, - невольно подумала она, в очередной раз споткнувшись о каменную ступеньку: еще пара часов сна явно не была бы лишней. Девушку определенно утешало то, что каникулы были в неимоверной близости, и уже совсем скоро у нее будет возможность отдохнуть от уроков, вечных заданий и лиц, которые она имеет счастье наблюдать ежедневно. Нет-нет, Астория не была ленивой, даже наоборот - девушка любила учиться, да и против многих в школе ничего плохого не имела. Но со временем даже самое хорошее имеет свойство надоедать.
Войдя в Большой зал, слизеринка быстро пробежала глазами по присутствующим. Мда, у меня все относительно неплохо, - не без удовольствия подумала Гринграсс, на мгновение останавливая взгляд на лицах тех, у кого прошлая ночь, по всей видимости, была наиболее бурной. Ничего интересного, чего и следовало ожидать, - и через несколько секунд Астория уже занимала свободное место возле Блейза Забини. Будучи человеком весьма проницательным, девушка решила не нарушать покой лучшего друга, очевидно, погруженного в свои мысли, поэтому ограничилась кивком и слабой улыбкой и, взяв чашку ароматного кофе, напустила на себя безразличный вид. До ее слуха доносились отдельные фразы, но случалось это редко - сонная атмосфера в Большом зале давала о себе знать.
- Никогда, ни при каких обстоятельствах, ничего не берите из рук незнакомых людей, - на лице Астории появилась ухмылка, и девушка обернулась. Поттер, ну конечно, кто же еще может читать лекции о безопасности с утра пораньше? Самое абсурдное, что его там еще и слушают и принимают всерьез. Гриффиндорцы, что с них взять, - Гринграсс театрально закатила глаза и отвернулась.

Отредактировано Astoria Greengrass (2011-07-17 13:47:52)

0

16

начало игры

Настало утро. Хлопотливый
Уже встает над миром день.
Уже в саду под белой сливой
Ложится черным кругом тень.
(Д. Ханс)

Вот время, время; все вечно о нём судачат, спорят, жалуются на него, пытаются растянуть или, напротив, сэкономить.. можно подумать, времени есть хоть какое-то до всего этого дело. Разве способны мы даже в самой малюсенькой, самой незначительной степени на него повлиять? Изменить скорость его течения, подкорректировать русло. Разумеется, это было бы замечательно. Замечательно, если бы не невозможно. Да, мы можем немного поиграть с оным, исказить восприятие и, как будет казаться, например, ненадолго остановить его ход для кого-то. Но мы ничего не можем менять, по сути, абсолютно ничего. Даже если ты всего лишь разбил фарфоровую чашку своей прабабки, ты уже не вернёшься назад, чтобы вовремя подхватить в воздухе сброшенный неосторожным движением руки предмет. Ты можешь видеть прошлое, видеть будущее, заглядывать за декорации стандартного, но ты никогда не сможешь ничего изменить в том, что уже случилось. Эту простую истину на самом деле довольно трудно принять, оказывается, отсюда вытекают многочисленные переживания, воспоминания, душевные и моральные страдания, - занятия и вещи откровенно бессмысленные и ни к чему, кроме самоедства различной степени тяжести, не приводящие. Когда нет ничего этого, глаза устремлены вперёд и только вперёд, нет того балласта, цепей от событий прошедших лет на ногах и повязок воспоминаний на глазах. Тогда у тебя намного больше шансов сделать шаг и не упасть от бессилия, порождённого собственными страхами или памятью.
Что ж, можно сказать, этого балласта у Нуалы не наблюдалось. Вот абсолютно. Но скажите, было ли это хорошо? Жить и не знать, зачем, зачем были прожиты все предыдущие годы. Куда смотрели глаза, к чему стремилась душа долгие месяцы и годы, чего желало сердце.. Словно ограбили; пришла дюжина увальней с беспристрастными лицами, молча вынесла всё до последней паршивой пылинки, только стены и остались, стыдившиеся теперь своей открывшейся наготе. Подходишь к окну, - тонкие паутинки, замысловатые белесые узоры, нарисованные морозом, заглядываешь, – а там пусто. Даже свеча не горит, ибо и её уже не осталось. Холодный прямоугольник опустевшей комнаты, почерневший от времени или от нежеланного одиночества бревенчатый пол, прячущиеся в полутенях оголённые стены. Невольно глаза отводишь, неуютно, будто в замочную скважину за кем-то подглядываешь. 
А у нас.. да что у нас? Всё та же пустая комната, максимум, над окнами развешены пёстрые, переливающиеся новогодние гирлянды. Улыбаются, смеются, радуют глаз. И вроде уже и в комнату не заглядывается, и заброшенность не режет глаз, и пустота не пытается забраться в душу. Чудесно, да? Нужно было всего лишь купить гирлянды.

Утро, утро.. Нуала не особенно спешила попасть на завтрак. Ещё в середине ночи её разбудил странный сон, от которого по пробуждению остались только неопределённые ощущения и эмоции. Заснуть после не получилось и, решив не тратить время на бесцельное созерцание потолка спальни, которое грозилось растянуться надолго, девушка тихонько выбралась из согревшейся постели и на цыпочках утопала вниз, в гостиную. Пойти босой было опрометчивым решением, пол был чертовски холодным, так что замёрзнуть получилось экстерном. Устроившись в уголку слизеринской гостиной и укутавшись почивающим на кресле мягким пледом, Нуала лениво обвела глазами полутёмное, пустое помещение, изучая на предмет какой литературы, что ли. Поиски увенчались успехом, accio, и время потерялось за желтоватыми листами книги.
Нооо.. желудок есть желудок, гад, добра не помнит и всё такое. В общем, утром от нервных возмущений оного становилось всё сложнее и сложнее просто абстрагироваться. В итоге этот подлец достал. Нуала закрыла талмуд, прогнала начинающую сбегаться к уголкам глаз дрёму и выбралась на прохладный воздух гостиной под победоносный возглас урчащего желудка, празднующего окончательный триумф.
Итак, ещё немного и студентка в полном обмундировании заходила в уже, видимо, давно заполнившийся Большой Зал. От бессонниц, которые почему-то только усиливались последние пару недель, её физиономию вряд ли можно было назвать свежей и цветущей, лёгкий налёт усталости спрятать получалось не всегда. Со слабой улыбкой она неспешно пропутешествовала по залу в приблизительном направлении слизеринского стола.
По пути выхватив взглядом из компании сидящих за столом львиного факультета знакомые лица, Нуала чуть повеселела и дружелюбно помахала им, рассчитывая, что это заметится.
Обязательно поболтать нужно будет! Всё-таки многие уедут, грех не попрощаться по-дружески..
Но так как желудок всё ещё продолжал свой ропот, сперва-наперво нужно было покушать. Невольно стараясь не привлекать к себе никакого внимания, Лэш села с краю скамьи, оказавшись недалеко от Астории. Глаза сразу же уткнулись в стол перед собой, не смотря ни на кого из сидящих сокурсников в частности, девушка кивнула в знак приветствия и, отодрав глаза от пустующего кусочка стола, принялась сканировать последний на предмет потенциальной еды. Свинтив себе они пухлый круассан, приятно пахнущий корицей и тёплой сдобой, Нуала сделала пару глотков горячего ароматного чая, чувствуя, как тепло распространяется по телу и обманным образом улучшает настроение.

+3

17

Начало игры

Завывания ледяного ветра эхом разносились по пустынным в это время коридорам старого замка, и кажется, что холод можно ощутить даже слухом, по крайней мере эти шуршащие звуки заставляют передергивать плечами, плотнее запахивая мантию. Не так давно в этой школе было куда уютнее и теплее, но все изменилось с приходом Пожирателей. Они с каким-то маниакальным рвением преобразили замок, сделали из него подобие вымершей крепости, где люди из последних сил пытаются выжить. Школа для многих учеников стала тюрьмой, ужасающей своими порядками клеткой, в которой им придется жить... дай Мерлин, чтобы только до окончания этого учебного года. Пожиратели упивались своей властью, которую подарил им Лорд, не понимая, что рано или поздно все закончится. Хотя, может, они чувствовали скорый конец, потому и зверствовали, отрывались на учениках за все свои недостатки, ошибки и неудачи, как будто несчастные дети были в чем-то виноваты.
Его шаги звучно отдавались от стен, по звукам можно было представить и походку человека - размеренную, ритмичную, не торопливую, но уверенную. Северус направлялся в Большой Зал, где ему предстояло объявить о назначении нового преподавателя. И это назначение он не смог предотвратить. Даже будучи директором, он не владел этой школой, каждый свой шаг приходилось обдумывать часами, обговаривать с тем, ради кого и был задуман весь этот фарс. Он ненавидел Темного Лорда каждой клеточкой своего тела, пытался сопротивляться, но чтобы дело не пошло крахом, приходилось мириться с его выходками. Том был большим ребенком, который никогда не повзсролеет.
Но несмотря на свою ненависть к Великому волшебнику, Северус всегда оставался Пожирателем до мозга костей - он убивал всех, на кого укажет пальцем Волан-де-Морт, скрепя сердце и выбрасывая все воспоминания... Так случилось и в ночь нападения на Гарри, когда того перевозили в Нору. Он всячески пытался задеть Пожирателей, но на радость Лорду, почти каждое его заклинание ранило кого-либо из Ордена Феникса.. Стареешь, Северус, - нельзя было не согласиться с внутренним голосом, все чаще напоминающим ему об обязанностях.
Оглядывась на прожитую жизнь, Северус не испытывал ничего, кроме сожаления.. и чувства вины, правда, оно последнее время стало притупляться. Сейчас он директор школы, который, пожалуй, войдет в историю, как самый жуткий директор Хогвартса, ведь в глазах учеников - именно он тиран и чудовище, он предатель, перешедший на Темную сторону. Хах, знали бы они, что Темная сторона - это вся его жизнь, с самого начала, он никуда не переходил, он просто шел своей дорогой... Пока ему не начали указывать.
- Здравствуйте, директор, - Слизерин, 5 курс. Некоторое время Снейп только так на них и реагировал. Паренек учтиво поздоровался и побежал к столу своего факультета, обогнав преподавателя практически на пороге. Северус остановился на мгновение, чтобы оглядеть весь зал и только потом переступил порог. Медленно проходил мимо столов, разглядывая учеников, сидевших ближе к нему и внутренне содрогаясь при взгляде на каждое измученное под пытками Кэрроу лицо. Он не смог предотвратить этого кошмара, Альбус предвидел это, но почему-то не попытался придумать другой план. Как впрочем и всегда - бывший директор делал то, что ему хотелось, он чувствовал себя вершителем судеб, наслаждался властью, которой его наделил Бог. Но он забывал, что даже самый лучший план может выйти из-под контроля.. Что если ему, Северусу, и впрямь переметнуться на сторону Пожирателей? Но кому от этого станет хуже? Только мне самому.
Освободив сознание от мрачных мыслей, Северус поднялся по деревянным ступенькам на возвышение, где располагался преподавательский стол и, прежде чем сесть на свое место в центре стола, подошел к кафедре. В зале голоса стихли сразу же, как он вошел, поэтому призывать учеников к порядку не пришлось.
- Рад видеть вас всех в добром здравии, - начал Снейп, ожидая неодобрительного гула в ответ на свои слова, но нет - ученики остались неподвижны, никто даже не попытался возмутиться, хотя в душе каждый из сидящих наверняка проклинал директора с его дурацким приветствием. Выдержав паузу, Северус решил сразу перейти к делу, - Спешу сообщить об изменениях в преподавательском составе. Отныне должность преподавателя рунической магии занимает профессор Лейстрендж, - снова пауза и надежда хоть на какую-нибудь реакцию со стороны учеников. Нет, они слишком измучены и научены горьким опытом - показывать свое отношение к чему-либо в присутствии Пожирателей чревато многочисленными шрамами на лице и других частях тела. Никто не подал виду, никто не шарахнулся в ужасе - полная тишина. Северус, мрачнея с каждой минутой, продолжил, - В связи с определенными обстоятельствами.. ученики должны будут оставаться в стенах школы на протяжении всего времени каникул, - его ледяной голос эхом разносился по залу, - Счастливого Рождества.
Последнее лучше было не добавлять, Северус это прекрасно понимал. Но добавил - ученики никак не отреагировали, зато большая часть преподавателей - Пожиратели смерти - разразились кто чем - усмешками, смешком, а кое-кто и злорадным хохотом. Последний раз оглядев Большой Зал, Снейп быстро сошел с кафедры, уступая место новому профессору, не забыв окинуть её холодноватым взглядом. Оставаться здесь сейчас не было никакого смысла - ученики станут прожигать его ненавидящими взглядами, которые он устал выдерживать, да и позавтракать в такой атмосфере не получится. Единственной верной мыслью было отправиться в дом на площади Гриммо, тем более, что новости нужно было донести не только до учеников Хогвартса, но и до членов Ордена. Никто из профессоров не разозлиться, если он "смоется" - кто-то даже порадуется. Решив, что иного выхода нет, мужчина рванул к другому выходу из зала позади преподавательского стола и, распахнув дверь, направился в сторону выхода из замка, чтобы дойти до барьера и за ним трансгрессировать.
-------> Площадь Гриммо, 12

+4

18

совет перед прочтением: лучше не читайте
---> начало
Больной душе и совести усталой
Во всем беды мерещится начало.
Так именно утайками вина
Разоблачать себя осуждена.
(Гамлет, принц Датский)

В очередной раз выругавшись и вызвав тяжелый вздох у соседки по комнате, явно символизирующий недовольство последней, Консуэла наконец справилась с последней пуговицей и, убедившись в том, что одежда в полном порядке и выглядит девушка не то чтобы безупречно, но, как она сама обычно комментировала свой внешний вид, «и с таким лицом жить можно», рухнула обратно на кровать.
Хотелось спать.
Или просто лечь и лежать, не утруждая себя ничем.
Не кутаться в одеяло, не наблюдать так романтично за рассветом или за пауками, ползающими по потолку, не мечтать, не думать, не двигаться, не видеть. Просто лечь и лежать. Позволить, наконец, навалившей апатии взять верх, поддаться полностью ее влиянию, расслабиться и… все. Почувствовать себя невидимкой. Несуществующей. Нет ни тела, ни души. Одна лишь непонятная лживая субстанция, время от времени принимающая необходимую форму, в основном, человека. Когда-то сильного  и решительного, когда-то влюбленного и страстного, а когда-то эта субстанция принимает коматозное состояние. Вот как сейчас. И вчера вечером. И позавчера…
Девушка резко встала, схватилась за расческу, т.к. больше ничего не подвернулось под руку, и принялась судорожно водить по волосам, чтобы занять себя хоть чем-то, только не думать, не думать, не думать.
Но поздно. События прошедшего вечера вместе с проблемами более давними, глобальными, уже ворвались и в это утро, омрачив своим присутствием так… неплохо начинавшийся день.
На самом деле Консуэла не могла уже вспомнить, из-за чего завязался вчерашний скандал, что там было сказано, и на чем конкретно настаивала она. Но, как это всегда и бывает, осадок остался, да еще какой: удавиться бы и забыть про все на свете. Но нет… Новый день, а, значит, вставать, собираться, спускаться вниз, гадая, что ее ждет и будет ли сегодня продолжение вчерашних разговоров, или же все осталось там, где осталось и сегодня к этому никто не вернется хотя бы потому что для скандала появится новая тема?
Бросив расческу на другой конец кровати, и громко промахнувшись (что снова вызвало недовольные возгласы соседей), Консуэла встала с места, взяла куртку, параллельно подумав, что на улице она ее вообще-то не спасет и стоит поискать что-то потеплее, бросила мимолетный взгляд в зеркало и стремительно покинула спальню, направляясь в Большой зал и искренне надеясь увидеть там тех… кого хотела бы увидеть. В принципе шла она туда именно с той целью, т.к. уж что-что, а есть точно не хотелось: язва желудка и привычка проводить вечера так, как она их проводит, то есть с вином и прочими радостями, не совместимы в принципе. Вот и получается: вечер погуляла – неделю мучайся.
Не в состоянии избавиться от воспоминаний, связанных с минувшим вечером, а также от обрывков письма из дома, которые настойчиво крутились в голове, Консуэла, будто в трансе, абсолютно не понимая, как, добралась до Большого зала. Остановившись у входа, девушка, наконец, возвращаясь на землю, окинула немногочисленных присутствующих быстрым взглядом, убедившись в том, что все увлечены сборами и не думают о такой ерунде, как завтрак, увидела, наконец, те лица, точнее, лицо, а еще  точнее, спину того, кого она хотела видеть этим холодным и очень типичным утром и, натянув на лицо милую улыбку и вообще решительно-самоуверенное выражение, привычное для окружающих (ну а конечно: слабость – слабостью, а перед Ним никак нельзя предстать в этом ужасном убитом виде, а то как же. Идеал! Разве можно перед ним ударить в грязь лицом? Нет, нет и еще раз нет. Для Него всегда сильна и прекрасна), и старательно игнорируя жжение в желудке, пересекла зал и приблизилась к столу родного факультета.
- Привет, - с улыбкой произнесла Консуэла, подойдя со спины и крепко обняв Блейза, не дожидаясь, пока он повернется. В тот момент обращалась она к обоим, а исключительно доброжелательно улыбалась Астории, однако ответная реакция, да и вообще присутствие ее интересовало только Блейза.
- С добрым утром, - снова поздоровалась она, бесцеремонно садясь между сидящими рядом однокурсниками, - как настроение?
Впрочем, перекинувшись парой вежливых фраз с Асторией, Консуэла с чистой совестью забыла о ее существовании и переключила все свое внимание на Блейза.
Девушка в очередной раз подумала о событиях прошлого вечера и о том, как относится к последнему скандалу, и решила, для начала, сделать вид, будто ничего не было. Ну а если Ему эта идея не понравится – что ж, будем импровизировать.
Несмотря на хмурый вид и довольно прохладное приветствие. Она пожалась вперед, за поцелуем, неожиданно прохладным и, с шумным вздохом огорчения заговорила, сев на место и скрестив на груди руки:
- Ты еще злишься, да? Ну Блеейз, перестань. Неужели тебе это доставляет удовольствие? Поговорили вчера, пошумели… Ну и все! Забудь. Чего теперь из-за этой ерунды… Ой ну ладно, прости. За все, что я вчера сказала не так. Хочешь, на колени сяду? К тебе. Да не смотри на меня так, будто испепелить хочешь! Ну не удержалась сейчас ладно… А ты не подашь мне стакан воды? Есть что-то не хочется….
Желудок не давал о себе забыть, но стало ясно, что конфликт почти исчерпан, и потому всякие физические трудности уже совершенно не расстраивали и вообще были почти незаметными. Ну почти.
Консуэла улыбнулась, принимая протянутый ей бокал воды, и только хотела сказать что-то милое, доброе вечное, как на трибуну поднялся один из преподавателей и толкнул такую внезапную речь, которая заставила девушку замереть с бокалом в одной руке и рукой Блейза в другой.
- …Отныне должность преподавателя рунической магии занимает профессор Лейстрендж.… В связи с определенными обстоятельствами... ученики должны будут оставаться в стенах школы на протяжении всего времени каникул… Счастливого Рождества…
- Он еще и издевается, - после некоторой паузы заключила Консуэла и обратилась к Блейзу, - это сейчас что было? Какая, к черту, Лестрейндж?! Ты знал? – а она была почти уверен в том, что знал, благодаря идейной принадлежности возлюбленного, - Это как, нормально?! Что касается отмены каникул – это ладно, ерунда, я даже рада, но с каких пор в преподаватели берут пожирателей смерти? Да еще и действующих? Любовь моя, прекрати дуться, лучше скажи, что ты думаешь об этом.
Крайне недовольная, Консуэла взяла из ближайшей вазы яблоко, откусила огромный кусок и, забыв на время обо всяких там скандалах, да и об идеях родителей по поводу ее замужества ближайшим летом, вопросительно уставилась на Блейза.

Отредактировано Consuelo Ve. Sanches (2011-07-17 23:15:24)

+4

19

начало игры

Мне показалось, что была зима,
Когда тебя не видел я, мой друг.
Какой мороз стоял, какая тьма,
Какой пустой декабрь царил вокруг!
(У. Шекспир сонет 97)

Утро, наверняка почти каждый проклинал его, да ещё и в будний-то день! Но ничего не поделаешь, надо вставать и идти работать, то бишь учиться, есть заведённая система будь она неладна. Однако стоило хоть чему-то хорошему случиться утром и настроение поднимается, да так, что человек может ещё и обрадоваться тому,что он так рано встал.
Анну разбудил чей-то голос и попытки толкнуть её через полог кровати. Девчонки тут же ушли из спальни, и судя по тишине Анна осталась тут совершенно одна.
-Что же вам всем не спится?-пробурчала девушка ложась на другой бок, она потянулась и зевнув наконец-то превозмогая себя открыла глаза. Под пологом было достаточно темно, но стоило ей отодвинуть занавесь, как яркий свет ударил в глаза и девушка зажмурилась. Привыкнув к свету она бормоча что-то себе под нос встала, застелила постель и переоделась в форму. Достав расчёску, Анна привела причёску в порядок, оставив вьющиеся локоны распущенными. Настроение неожиданно для самой Анны поднялось, и поглядев на падающие снежинки из окна, она взяла сумку с учебниками, пергаментами и прочими принадлежностями, спустилась в гостиную, где собралась небольшая часть факультета. Кто-то разговаривал, кто-то разглядывал доску объявлений, кто-то сидел у камина, но Анна не хотела оставаться тут, и сразу же пошла в Большой зал. Голод давал о себе знать, поэтому гриффиндорка без промедлений пришла сюда.
В зале уже собралось достаточно много народа, девушка нашла себе местечко за столом Гриффиндора и уселась, положив сумку рядом с собой. Пока она думала, что же ей съесть в толпе мелькнуло знакомое лицо, девушка присмотрелась и увидев за столом Слизерина Нуалу Лэшер, улыбнулась ей и махнула рукой в знак приветствия, чем уже в который раз вызвала удивление со стороны однокурсников. Но она не обращала на это внимания, просто Нуала была не такой как все кто учился н Слизерине, и Анна думала, что Шляпа наверняка ошиблась отправив её туда.
Перед тем как Анна успела начать есть, в зал зашёл директор школы - Северус Снейп, он прошёл к кафедре и весь зал обернулся к нему в ожидании речи.
-Спешу сообщить об изменениях в преподавательском составе. Отныне должность преподавателя рунической магии занимает профессор Лейстрендж-сказал он после приветствия. От услышанного Анна чуть не выронила вилку из рук.
-Прекрасно, сначала пытки, а теперь мы набираем психов-тихо буркнула Анна, зная, что услышь Беллатриса её слова ей бы точно светила интенсивная терапия "Круциатусом".
-В связи с определенными обстоятельствами.. ученики должны будут оставаться в стенах школы на протяжении всего времени каникул-закончил директор и сошёл с кафедры.
Анна была готова упасть лицом в миску с овсянкой которая стояла перед ней.
-Мало того, что пожирателей берут в учителя, так теперь ещё и каникул не будет!-мысленно проклиная всё на чём только свет стоял, Анна заметила стаю сов влетевших в окно Большого зала. Одна из сов, а точнее это был филин, спикировал прямо на Анну и приземлившись в миску с хлопьями отдал девушке письмо из клюва.
-Спасибо, Икар.-Анна погладила филина по крылу, Икаром был филин отца Анны, и он не редко приносил ей письма и гостинцы от родителей. Икар принялся клевать хлопья, а девушка вскрыла конверт и достав из него листок пергамента, прочитала на нём:
"Здраствуй, Анна. Как там у тебя дела, доченька? Мы с мамой сильно волнуемся за тебя, и я хотел попросить тебя, чтобы ты не приезжала домой на каникулы. Пойми - это очень опасно, учитывая нынешнюю ситуацию. В Хогвартсе ты будешь в безопасности, по крайней мере некоторое время. Мы с мамой конечно очень хотели бы тебя увидеть, но лучше не рисковать.
Береги себя. Папа"

Письмо ещё больше расстроило Анну, даже несмотря на то, что каникулы и так отменили, и она с удручённым видом принялась есть овсянку. настроение всё шло на спад, и по мере того как она осматривала лица коллег по факультету, оно ещё больше снижалось. Изнурённые, практически безрадостные лица, словно все они за мгновение превратились в стариков из подростков. Даже Слизеринцы и те утеряли свой вечно гордый вид. Война отражалась на всех вне зависимости от возраста и принадлежности.
Анна ещё раз глянула за стол Слизерина и не слишком громко, но чтобы было слышно окликнула Нуалу:
-Лэш! Эй, Лэш! Можно тебя?-спросила она и кивнула на место рядом с собой.

Отредактировано Anna Vaeri (2011-07-18 04:19:40)

0

20

О, спалось? Хм… да просто замечательно! А тебе?
Нормально, ответила Джинни, не став вдаваться в подробности "бурной" ночи.
Я, пожалуй, пойду, прогуляюсь. Всем удачного дня.
Пока, Лиза, улыбнулась подруге Джинни. Ещё увидимся до отъезда. Приходи попрощаться! крикнула она вдогонку уходящей девушке.
Постепенно зал наполнялся учениками. Вот прошла Астория. Джинни улыбнулась и кивнула девушке. Да, Тори со Слизерина, ну и что? В конце концов, их связывала давняя дружба. Джинни не относилась к разряду людей, которые готовы ненавидеть и презирать человека просто за то, что он с другого факультета. Как думала Джинни, главное, чтоб он не был на стороне Пожирателей Смерти. Слизеринцы - не все поголовно злые и ужасные. С ними тоже можно интересно пообщаться. Хотя отношения с большинством друзей-слизеринцев у Джи были своеобразные. С ними у неё чаще возникали разногласия, споры. Но разве не интересно узнать мнение другого человека, во всём отличного от тебя? Иногда это бывает даже полезно. Споры формируют личность - это она где-то слышала или только что придумала? Неважно.
Рад видеть вас всех в добром здравии.
Это был профессор Снейп. Его голос был холоден и бесстрастен как всегда, но Джинни вдруг почувствовала холодок, по телу пробежали мурашки, и она отчётливо поняла - сейчас скажут какую-нибудь неприятную новость. На кого-то напали? Убили? Орден Феникса пал, Министерство разрушено? Она содрогнулась. Ну пусть же профессор говорит, эта пауза в ожидании плохих новостей невыносимо! Наслаждается он ею, что ли?
Спешу сообщить об изменениях в преподавательском составе. Отныне должность преподавателя рунической магии занимает профессор Лейстрендж.
Джинни думала, что сейчас у неё свистящим шёпотом вырвется "Что?", но язык просто не повернулся, слова застряли в горле. Она пребывала в состоянии шока, как, наверное, многие в Большом Зале. Тишина стояла невероятная; не слышно было звяканья ложек и вилок о тарелки, даже перешёптываний не было. Ученики замерли, боясь вздохнуть.
Конечно, это лучше, чем падение Министерства Магии или смерть кого-то из близких. Хотя... не уверена. Что дальше? Пытки в качестве наказаний? Насколько я знаю Лестрейндж, так и будет. Но где она сама? В её стиле было бы сейчас эффектно появиться. Наверное, она занята на задании Тёмного Лорда, с ненавистью подумала Джинни, не замечая, как крошит пальцами корочку хлеба.
В связи с определенными обстоятельствами.. ученики должны будут оставаться в стенах школы на протяжении всего времени каникул. Счастливого Рождества.
Да какое уж тут счастливое Рождество! Джинни проводила удаляющегося директора долгим взглядом. Что происходит? Мир сошёл с ума? Лестрейндж в школе? Работает профессором! О, Мерлин...
Наконец она обрела способность говорить:
Я одна это слышала?
Вот бы это была галлюцинация! Джинни с радостью отправилась бы в медицинский пункт лечиться. Но, судя по ошарашенным лицам друзей, речь директора звучала не только в её голове.
Гарри! обратилась она к  парню, который представлялся теперь ей единственной надеждой. Как будто он сможет не подпустить Лестрейндж к школе! Или расстреляет её на подступах. Что нам теперь делать? Мы не можем этого так просто оставить!

0

21

На небо, тусклое, как олово,
Гляжу и разобраться силюсь:
Откуда вы на нашу голову
Так неожиданно свалились?
(А. Добрынин)

Тик-так, тик-так..
Тихонько, ненавязчиво где-то в голове чеканили свой равномерный шаг внутренние часы. Утренняя дрёма вроде окончательно отступила и общее состояние уже медленно, но уверено принялось клониться к отметке «норма». Ба! Одно только то, что слегонца заморивший круассанного червячка желудок наконец-таки сдался и добровольно капитулировал, прекратив досаждать хозяйке и, возможно, окружающим, своим недовольным бурчанием старика-маразматика. Хотя.. нет. Настолько жуткого портрета орган всё-таки не создавал, а мы тут с вами просто гипертрофируем немножко, почему бы не побаловаться, верно? В любом случае, будь он даже ещё большим гадским папой, теперь он затих, безоговорочно уходя на боковую.
И хотя связь физического состояния с моральным довольно сомнительна и вообще научно малозначительна, но успокоение и некоторое умиротворение приходило вполне равномерно, и к настроению Нуалы тоже. Благополучно оприходовав ещё один пышный сдобный продукт-рогалик, девушка решила «попридержать коней», потому как голод голодом, но обжорство – грех. Точнее, кому оно там грехом казалось, это значения не имеет; в данном случае Лэш скорее беспокоила не перспектива кручения на шампуре под ядовые пляски кривых краснокожих подонков-героинщиков где-нибудь в глубинках названного Ада, а вполне человеческие не особенно приятные последствия переедания. Просто так уж исторически сложилось, что с едой у неё горячей мексиканской «дружбы» не сложилось, вот и приходилось волей-неволей дозировать. Но что мы всё о еде да о еде, словно на региональном форуме поваров и кондитеров свиделись, право дело. Ближе к телу. Ах, да, мы говорили о настроении.
В принципе наша героиня была довольна тем обстоятельством, что из сокурсников на её появление\наличие\присутствие никто не обратил ровным счётом никакого внимания и ей не пришлось выслушивать ряд какой-нибудь шаблонной белиберды о том, какого Мерлина она здесь забыла (хотя он вроде как в одном экземпляре был), стыд и срам факультета, хвостик гриффиндорский и вообще зануда и заучка. Кстати, ничем из перечисленного и подразумеваемого Нуала в реалиях похвастаться не могла, но стадо есть стадо мнение коллектива – дело такое. Начистоту, Лэш и сама вряд ли могла объяснить, каким образом в прошлом году её распределили на Слизерин, ну да и гриндилоу с ним, было бы о чём думу гадать. Сокурсники были заняты своими делами, мелкими и не очень проблемами, а также всем прочим, что только могло выдумать себе сознание ещё подростка, так что Нуала преспокойно закончила трапезу, почти уже приговорив начатый чай. Точнее, эта самая трапеза не совсем успела завершиться. Девушка допивала немного остывший напий, без особой цели разглядывая заставленный пестрящими блюдами, блюдцами и прочей сияющей кухонной утварью стол. Мысли ни в одно определённое русло укатить ещё не успели, да и желания слёту забивать себе чем-то голову не было. Ну, разве что подспудное.
-Лэш! Эй, Лэш! Можно тебя?
Видимо, слишком уж увлечённо погрузившись в бестолковое по сути созерцание столовых принадлежностей и ассортимента завтрака, Нуала не заметила появления за столом львиного факультета ещё одной знакомой. Анны, да. Как ни иронично, но теперешняя, обновлённая, мантикора её подери, память.. хотя, если и не мантикора, то кто-то её уже полтора года назад и так неплохо подрал.. но вот, сейчас память отличалась завидной чёткостью и качеством условий хранения информации. Хоть слова и прозвучали шёпотом, но вот на что на что, а на слух девушка сейчас уж точно не могла жаловаться, по голосу Нуала быстро и успешно идентифицировала его хозяина. Точнее, хозяйку. Вместе с чашкой чая в ладонях, слизеринка повернулась на лавке и принялась искать глазами эту самую «хозяйку». Труда не составило, Анна восседала в крайней части лавки и многозначительно махала рукой. Отцепив одну лапку от чашки, Лэш прожестикулировала приветственный ответ и мельком глянула по сторонам, скорее, чтобы определить, никого ли она не побеспокоит своими перемещениями. Придя к выводу, что её персону видит, наверное, Анна и только, невольно пожала плечами и слезла с лавки, взяв следующим курсом свободный край рядом с гриффиндоркой. Без жертв допутешествовав до пункта назначения, Лэш беззвучно приземлилась на пустующее боковое место, всё так же держа в руках ещё не допитый чай.
- Привееет.. – со вполне добродушной, а, главное, искренней улыбкой негромко протянула Нуала, в поддержку приветствию шуточно пихнув девушку плечом. – Ну, что, уже все вещи перепаковала? – Слизеринка отлично помнила, что у Анны благополучная и полноценная семья, поэтому посчитала логичным, что на каникулы она отправится домой.
Чашка в ладонях уже порядком охладла, посему Лэшер решила было покончить уже с этим несчастным чаем. Правда, где-то в районе последних глотков трёх в зале появилась тёмная фигура, всем своим видом олицетворяющая директора. Впрочем, и лицом тоже. Ну, да, попрощаются, пожелают счастливого Рождества и отправят восвояси.. Хэх, куда там!

.. Он прибежал, взволнован крайне, и сообщеньем нас потряс ..
(В. Высоцкий)

Не имея заочного интереса к речи, так как смысл казался вполне себе предсказуемым, Нуала только правил ради отделила взгляд от стола и перенесла его на Снейпа, теперь водрузившегося на парапет за кафедрой, что сделало его холодную, словно неживую моментами фигуру ещё более скульптурно-монументальной. Хоть картину пиши, право дело. Но ожидания студентов не совсем оправдались. Если не сказать, что вообще ничерта не оправдались!
.. должность преподавателя рунической магии ..
С каждым предложением, если не словом, ледяное напряжение среди сидящих в зале росло как на дрожжах. Да ещё и с множественным заклятием на оных, вестимо. Казалось, ещё несколько слов и весь зал утопится в том неприятном, скользком чувстве, которое и так заполнило его уже практически до потолка, а это несмотря на нехилый размах Большого Зала.
Взгляд Лэш не был сфокусирован, а просто приблизительно направлен в сторону вещающего с неприятной холодной монотонностью Снейпа. Тааак, стоп, что за дела? Правда задавать себе подобные вопросы смысла не имело никакусенького. Если Вы только риторику, случаем, не любите и сетования. На этом этапе по залу прокатился хоть и беззвучный, но уже практически ощутимый кожей холодок. Новость действительно неожиданная, но.. но говорить о том, в каком возмущении\шоке\праведном_гневе\прочее прибывала после услышанного Нуала, было бы сущим лукавством и оговором. Конечно, это неожиданно, но.. опять это «но». Но искренне её сие не задевало. Пусть и в Англии она только года полтора, но, разумеется, атмосферу и подноготную уже уяснила более чем. Хотя нет, ещё не «более». Ещё: так как относительно нормальные дружеские отношения у девушки складывались с гриффиндорцами, а приблизительное разделение и мнений в эту сторону можно было провести тоже пофакультетное, то Лэш часто и во всех возможных красках слышала поддержки позиции «вольного бунтаря против диктаторского режима, трагедии, борца за справедливость, счастье.. » и так далее по списку. Нельзя сказать, что она была не согласна.. чтобы не ходить вокруг да около, мы от себя добавим, что она просто не знала, не знала, как к этому относится на самом деле. Нет, ярлык олигофрена на неё, разумеется, не повесишь, но пока Нуале действительно тяжело приходилось со всеми личными ощущениями, определением восприятия, отношения. Слишком уж сильно пострадала её память, а, стерев полностью личность, теперь  было непросто восстановить её. И, самое главное, не ошибиться. Признаться, этого Лэш опасалась больше всего, боялась, что воспримет что-то неправильно, что сделает, что подумает. Не так, не так, как должно быть. Возможно, кто-то в подобной ситуации просто пробовал бы начинать жизнь заново, просто сел бы за небольшой письменный столик благородного красного дерева, смахнул плавным движением руки пыль, провёл пальцами по крышке, стараясь ощутить каждую частичку фактуры.. чистый, гладкий, свежий. Этот «кто-то» тихонько улыбнулся бы сам себе и достал новую колоду карт. Что ж, давай строить новый замок, возможно, он будет совершенно другим. Ну да, ну да, всё это легко обсуждать, приятно слышать, но не всегда реально воплотить в жизнь. Замок не должен быть «совершенно другим», он должен быть совершенным! Сам по себе. Нуала не была этим «кем-то» и она не хотела доставать новую, ещё запечатанную колоду. Она не хотела вдыхать чуждый аромат новых карт, не хотела видеть пустой столик, не могла смахнуть всё, что когда-то было, приравняв это к обыкновенной пыли, словно и участи большей всё то не заслуживает. Лэшер не знала, не помнила, что было тем самым «всем», но в одном девушка была убеждена свято: это не пыль. И она не смахнёт её беспечной рукой. Не хотела она начинать жизнь заново, просто заново, и брать на веру всё встречаемое и даже ощущаемое самой собой. Нуала хотела, сознательно или же больше бессознательно, восстановить себя, ту, которую она не помнит. Потому что измена человека самому себе – самое отвратительное предательство.
Но не будем заранее нырять с головой в этот мраконапущенный туман, и без того немало негатива происходит. Просто следует правильно понимать причины неуверенности и сомнения у Лэш практически во всех собственных эмоциях и решениях. Вот и сейчас она не могла с точностью даже просто до полюса сказать, что же вызвала речь директора. Точнее, первая её часть. Пока мы с Вами подглядывали за призрачным человечком, отказавшимся от своего прошлого и принявшегося строить новый воздушный замок, зал продолжало всячески угнетать.
Счастливого Рождества.
А вот теперь окончательно добило. Но полно уже сыпать отстранёнными обобщениями, вернёмся к самой героине. Вторая часть этого «чудесного» рождественского поздравления воспринялась ей определённо с большим энтузиазмом. Хотя, скорее, просто более позитивно. Лэшер в любом из случаев осталась бы в школе, потому.. потому, что ей просто больше некуда ехать. Кроме этих стен у неё нет ничего, абсолютно. Поэтому перспектива, ранее будучая «одинокими скитаниями по холодным опустевшим школьным коридорам», порядком подокрепла и теперь сулила хотя бы компанию. Правда, судя по тому ледяному чувству, заполнившему воздух зала, уже практически осязаемому и ощутимо покалывающему щёки, подобно январском морозу, приходилось делать вывод, что «компания» куда менее рада такой перспективе, кем бы она, эта потенциальная школьная компания, ещё ни была.

+3

22

В Большой зал постепенно подтягивались опоздавшие студенты. Вот Лэш, от чего-то жутко уставшая, занимает место на скамье недалеко от Астории. А вот и... О, нет! - рядом уже оказалась Консуэла, мертвой хваткой вцепившаяся в Блейза. Только тебя тут не хватало. Утро и так не самое радужное, - мрачно подумала Тори, не соизволив даже повернуться на источник шума.
Но источник шума был, как всегда, навязчивым. - Привет! - лучезарно улыбнувшись, Астория подвинулась, уступая место рядом с Забини уже протискивающейся Консуэле, - лучше всех, спасибо. Как твое? - ответный вопрос был, скорее, риторическим, потому что Гринграсс отвела глаза, не дожидаясь ответа и вернулась к своему кофе. Правда, болтовня Консуэлы слева жутко раздражала, и девушка уже начала искать глазами, к кому можно было пересесть. Шаблонные вопросы и не совсем искренние улыбки она находила сейчас гораздо более желанными, чем желание проломить кому-то голову, чтобы этот кто-то, наконец, посидел молча.
Спасение пришло неожиданно. На пороге Астория заметила черную, как тень, фигуру, которая на мгновение остановилась, словно задумавшись о чем-то, и только потом вошла в зал. Случайно встретившись с ним взглядом, девушка почувствовала, как по коже ее побежали мурашки, хотя она ни коим образом этого не выдала, в отличие от многих - тех, кто втягивал голову в плечи при его появлении. Тех, кто становился похож на затравленных щенков при виде живодера. Слизеринка поморщилась и, взяв еще одну чашку кофе, подняла глаза на кафедру - директор (как же непривычно было так его называть!) начинал произносить речь.
- Рад видеть вас всех в добром здравии, - начал он. - Спешу сообщить об изменениях в преподавательском составе. Отныне должность преподавателя рунической магии занимает профессор Лейстрендж.
Девушка недоверчиво приподняла одну бровь и в упор уставилась на Снейпа. Что? Пожиратель Смерти теперь профессор в Хогвартсе? - но ее мысли носили скорее характер удивления, нежели возмущения. Девушке нравилась Белатрисса. Конечно, не настолько, насколько нравилась она остальным слизеринцам, которые, кстати, сидели с такими же пустыми лицами, как и гриффиндорцы, но все же нравилась. Так что, первую новость можно ыбло назвать хорошей, если бы Снейп на не и закончил. Но нет.
- В связи с определенными обстоятельствами.. ученики должны будут оставаться в стенах школы на протяжении всего времени каникул. - Астория скрестила на груди руки, стараясь сохранять на лице все такое же равнодушное выражение. - Счастливого Рождества.
На последней фразе девушка все-таки не смогла сдержать ухмылку. Вести были весьма печальные, но лично для нее сарказм профессора прекрасно все сгладил. Даже домой не так сильно хотелось. Выглядела Тори сейчас, надо сказать, весьма жутковато - ее глаза и так могли испугать кого угодно, но обреченная, равнодушная ухмылка  придавала ее чуть детскому лицу выражение человека, радующегося смертному приговору. Спохватившись, девушка оглянулась - улыбались только профессора - Пожиратели Смерти, она, и может еще пара человек. Траурные лица остальных можно было фотографировать и хоть сейчас помещать на некрологи.
Снейп удалился, и атмосфера оцепенения начала потихоньку развеиваться. Вот Джинни с Гарри уже оживленно о чем-то болтают. Тори едва слышно вздохнула,заметив выражение праведного гнева на лице ее рыжеволосой подруги, "с-которой-было-не-положено-дружить". Хоть убей, Гринграсс не понимала гриффиндорской самоотверженности. Вот и сейчас - да, Снейп ушел, но в зале полно Пожирателей. Логический вывод из этого - обсуждать план бунта (а Джинни - Тори была уверена - именно с этим и обратилась к Поттеру) при них было, мягко говоря, несколько нелогично. Астория не то чтобы верила в безоговорочную победу Темного Лорда - нет, у отряда Дамблдора были свои козыри, и не брать их в расчет было бы глупо. Но сейчас сила была явно на стороне Пожирателей, так что открытый мятеж - это, конечно, дело благородное, но далеко не самое умное.
Гринграсс встретилась глазами с Уизли и, плотно сжав губы, едва заметно покачала головой. Надеюсь, она поймет. Помощь Гриффиндору была не в ее правилах, но Джи - это Джи. Астория всей душой презирала людей, которые не уважали прошлое, каким бы оно ни было. По этой причине она сама была очень злопамятной, но вместе с тем продолжала общаться с Джинни, несмотря на явное неодобрение со стороны однокурсников. Их детская дружба не виновата в том, что Распределяющая Шляпа в одном случае сказала "Слизерин", а в другом - "Гриффиндор". Да, они обе нашли свое место там, где оказались, и ни за что бы не променяли свой факультет на противоположный, но в обеих остались те две маленькие девочки, и у обеих не было нужды заставлять их молчать.
Да, делать в Большом зале явно было нечего, но вот куда теперь? Все перешептываются, что-то решают, куда-то торопятся... К черту, - мрачно заключила оставшаяся не у дел Астория. В два глотка девушка допила свой кофе и в гордом одиночестве направилась к выходу.

---> Библиотека.

Отредактировано Astoria Greengrass (2011-08-16 17:22:16)

+5

23

- Гарри, не волнуйся за нас. Мы всё это знаем. Ни с кем ничего не случится. Я тебе обещаю. Поттер на это заявления подруги лишь тихо хмыкнув тем самым давая понять что волноваться всё равно будет. Он собирался вновь закатить свою речь о безопасности как в друг в большой зал вошёл Снейп на которого Поттер в этом году возлагал большие планы и по вечерам думал как же уговорить профессора на одну авантюру.
Речь свою новый директор школы начал довольно стандартно и казалось нечего не предвещало беды более того Гарри даже чуть расслабился и не ожидал не какой подлянки поскольку он планировал что директор талкнёт свою речь, отпустит учеников по домам и ему тогда можно с утра будет заявиться в кабинет на ковёр.     
- должность преподавателя рунической магии занимает профессор Лейстрендж... Поттер от этой новости чуть не упал со стула. И, возмутительно посмотрел на старую летучею мышь: Ну, раз вы хотите крупно масштабный бунт профессор, то вы его получите с полна. Зло подумал юноша сжав кулаки и гордо встав из за стола более не слушая тот весь балаган и возмущение что царили за столом поскольку он решил действовать а не сотрясать воздух 
- Джинни, Гермиона тихо и без препирательств за мной. Прошептал Поттер девушка новым для них чуть командирским голосом, который не терпит возражений. И поднявшись со своего места Гарри пошёл к выходу не спешными гордыми шагами с многим не привычной идеально прямой осанкой: Ну что же Директор ждите серьёзных разборок и плевать я хотел что вас биться пол школы и Слизаринцы на коротком поводке но мозги я вам, так или иначе, вправлю. Ведь я уже не тот старый открытый как книга Поттер а новый опасный соперник поэтому пора начинать снимать с себя маску скрытность и давать понять всем в округе что нового меня вы не знаете. Размышлял Поттер идя гордыми шагами к выходу из зала и только стоило ему выйти из дверей и пройти до первого поворота как он прибавил шага и просто рысью ринулся в их одно из самых любимых мест в школе, к библиотеке. Поттер специально не сказал девушкам, куда им идти, поскольку понимал, что одна что вторая девушка прекрасно должны знать и понимать куда сейчас направляется решительный Гриффиндорец который понял что  время маскарада закончилось и пора снимать почти все маски разве что оставив последние две в качестве козыря и фактора неожиданности для противников и завистников               
-----> Библиотека

0

24

Джинни перевела взгляд на вставшего Гарри. Вокруг стала царить суматоха, ученики будто бы оправились от шока и стали оживлённо обсуждать новое назначение. Некоторые слизеринцы были не особо напуганы, казалось, даже втихомолку ухмылялись, с торжеством поглядывая на гриффиндорский стол. Хотя и среди них нашлись разумные люди, которые глядели с искренним непониманием и недоумением - как можно пускать это чудовище в Хогвартс? Малыши-первокурсники, кажется, вообще не понимали, о чём речь и продолжали галдеть, не обратив на слова директора ни малейшего внимания.
Бедные дети... Их же совсем лишили детства, вдруг подумала Джинни. Счастливая пора пройдёт мимо них незаметно. Они же и не видели настоящего волшебного мира, не постигли чудес и магии - доброй магии. Уже с раннего возраста их преследуют страх, разрушение, смерти и ежедневные сводки новостей в газетах - кто-то пропал, кто-то умер, кто-то был доставлен искалеченным с больницу Святого Мунго. Всегда тревожные лица родителей, их перешёптывания о чём-то страшном - вот чем стало их детство, с чем оно будет для них ассоциироваться, когда они станут взрослыми... Если доживут! Джинни чувствовала, как праведный гнев на Волдеморта и его приспешников переполняет её, заставляет сжимать руки в  кулаки и испепелять взглядом слизеринский стол, за которым сидели некоторые молодые Пожиратели Смерти. Как можно так поступать с людьми?! Вот сидит Блейз... Она перевела взгляд на парня, с которым они когда-то дружили. Это было так давно... Зачем он стал Пожирателем? Что потянуло его к Волдеморту? Власть? Амбиции? Что за бред... Зачем всё это? Мы - волшебники, нам подвластно многое. Так зачем же требовать для себя большего?! Так не должно, не должно быть!
Гриффиндорцев охватила паника. Они громко переговаривались, ошарашенные услышанным. Хотя лица многих уже были усталыми и измученными. Такими, будто они уже смирились со всем. Они были готовы ко всему, и известие их не удивило...
Как же так? Этого нельзя допускать! Джинни обводила взглядом товарищей, чуть не плача. Ей хотелось кричать, собирать народ в армию и идти всей толпой на Волдеморта... который расшвыряет их, как трёхлетних детей.
Успокойся, Джи... Истерикой делу не поможешь.
Джинни, Гермиона тихо и без препирательств за мной.
Что он задумал? подивилась Джинни, но благодарность к Гарри переполнила её. Он наверняка знает, что делать. Он - их вечная палочка-выручалочка, он в очередной раз вытащит друзей из беды. За ним Джинни пойдёт куда угодно.
Джинни посмотерла на Гермиону. Та до сих пор была под впечатлением и не могла слова вымолвить. Девушка сидела, тупо уставившись на тарелку.
Пошли, Герм... проговорила она, помогая подруге подняться. Идём за Гарри, не беспокойся, он что-нибудь придумает...
Так, успокаивая подругу, Джинни направилась к выходу, не обращая внимания на удивлённые взгляды учеников, сидевших в Большом Зале и провожавших их глазами.
---> Библиотека

+2

25

АПЧХИ!
Оглушил зал внезапный громкий звук. Медленно потерев под носом тыльной стороной ладони, с положенным сопровождающим данное действие звуков, обладательница столь громких чиханий, наконец, открыла глаза и выдохнула из себя звук, похожий на «Ооой…». Ой прозвучал гнусаво и устало. Да и вид у девушки был неважный. Под глазами ничем не спрятанные синяки, глаза с трудом открывались, походка вялая. Волосы связанны в неаккуратный хвост, но большинство попусту свисали по обоим бокам.
Никогда… Ник
Апчхи!
На этот раз успела прикрыть рот Элин, но звук опять как гром обрушился на сидящих в зале.
Никогда не чувствовала себя так отвратительно. Вроде не насморк. И на пыль аллергии нет. Что же меня тогда так пробрало то?
Печально рассуждала девушка, прикладывая все остатки сил, чтобы опустить свою пятую точку на скамью.
-Доброе утро…
Совершенно не зная утро ли сейчас и не видя есть ли кто рядом, протянула несчастная. Вот уже несколько сантиметров и она сможет сесть. Еще немного.
А-а-а…
С силой схватив себя за нос, Элинор спасла окружающих от очередного наката громогласного чиха.
-Благодарю.
Несводим голосом промямлила заспанная Элин и, опустившись на скамейку, рухнула головой на стол.
-Яду мне…

0

26

Шум. Разговоры. Что-то мокрое медленно сползает вниз  по подбородку.  Странно, чтобы это могло бы быть? Правое ухо чешется… Или это левое? Нет, пожалуй, правое. Дуратское ощущение, можно просто с ума сойти.
Указательный и средний палец дернулись, как будто их внезапно укололи булавкой. Затем спустя несколько секунд правая рука, на чей локоть опустилась усталая голова Элин, пришла в движение. Медленно она подвинулась и изогнувшись почесала краешек уха. БАМ! Элинор локтем задела золотой кубок, и тот с грохотом свалился сначала на скамью, затем с еще большим шумом на пол. .Девушка резко подняла голову и оглянулась. Секунду усталый морг пытался осмыслить полученную картинку.  Я что, заснула?
Большой зал почти опустел. На столах уже давно не было еды и напитков. Группа слизеринок кинули презрительный взгляд на Элин и пошли к выходу кого-то бурно обсуждая.
Ну да. Фыркайте дальше. Я бы на вас посмотрела, если бы вы неделю глаз не сомкнули.
Это была не совсем правда. Иногда Элинор удавалось не несколько минут погрузиться в мир сновидений, но если это происходило в спальне – девушке снились кошмары, а остальные обрывки сна случались в случайных местах, например как сейчас в Большом зале. Грифиндорка обреченно вздохнула, сладко и долго потянулась, встала из-за стола и направилась к выходу.
-В библиотеку! Зачем-то вслух добавила девушка. Ее осенила мысль, что там можно найти объяснение такого ужасного состояния. Может ее кто-то сглазил? Хотя она некому не успела сделать ничего плохого, за те полтора месяца, что она прибывала в Хогвартсе. Но и хорошего, если подумать, тоже. Ладно, сейчас это было не важно. Сильно хлопнув себя два раза по щекам, при этом зажмурив глаза, Элин относительно бодрым шагом направилась в библиотеку.

---> Библиотека

0

27

Картина самая обычная, ровно как и само состояние Блейза в тот момент. Чуть более подавленное, чем обычно, но все-таки не вызывающее опасений со стороны за рассудок и здоровье. Блейз всегда был молчалив, и проскальзывающая сквозь кожу холодность всегда была неотъемлемым атрибутом его существа. Звучит картинно, но правда. Осматривая медленным взглядом все, что стояло перед ним, Блейз постепенно уяснял, что есть не хочет. А если даже в глубине остатков души и хочет, то не может. Вчерашний алкоголь (или в той же степени его остатки) дают о себе знать, и после такого хаоса ни есть, ни пить, ни жить не хочется вообще. Анабиоза хочется. Причем беспробудного.
Взяв один леденец из вазочки напротив и в кои-то веки перестав по-детски наивно удивляться их присутствию на, впрочем, однообразном столе, Блейз попытался снова вернуться к внутреннему серому и отвратительному, прости Господи миру, в то время как почувствовал движение рядом. Обратил взгляд налево. Астория. Знающая, когда ему лучше что говорить или же наоборот, она просто улыбнулась. И он честно попытался дать улыбку в ответ. Попытался. Не получилось.
-Привет
Естественно, он узнал прикосновение, даже не видя человека. На душе стало легче, как ни странно, однако в груди постепенно стал туже затягиваться узел скользких дьявольских силков.
-С добрым утром. Как настроение?
-Шикарно.
Он отхлебнул еще немного кофе и, поморщившись, отодвинул от себя маленькую чашку. Куча сахара. Просто куча. Снова обратил взгляд на Консуэлу. Поцеловал. Все так дежурно, что начинает от этого уже так тошнить, словно доза вчерашнего алкоголя удвоилась в мгновение.
Ты еще злишься, да?
-Нет.
Ну Блеейз, перестань. Неужели тебе это доставляет удовольствие? Поговорили вчера, пошумели… Ну и все!
-Удовольствие? Это наши отношения, Консуэла, ежедневные, и я привык. Все? Хорошо.
Ой ну ладно, прости. За все, что я вчера сказала не так. Хочешь, на колени сяду? К тебе
Слова просьбы знакомые, и Блейз уже простил на самом-то деле давно. Сейчас как обычно все забудется. Но... колени? Шумно втянув в себя воздух, он повернулся к ней.
Да не смотри на меня так, будто испепелить хочешь! Ну не удержалась сейчас ладно…
Усмехнулся.
А ты не подашь мне стакан воды? Есть что-то не хочется….
Догадываясь, в чем может быть дело и что это вряд ли жест, скрашивающий вчерашнюю ругань, Блейз потянулся за графином и пустым стаканом и, исполнив просьбу, не отвернулся от нее. Скрестил руки и поставил их на стол, наблюдая за ее действиями. Но пару секунд позже все же перевел, ровно как и все, взгляд на трибуну. Что нового?
…Отныне должность преподавателя рунической магии занимает профессор Лейстрендж.… В связи с определенными обстоятельствами... ученики должны будут оставаться в стенах школы на протяжении всего времени каникул… Счастливого Рождества…
Ничего нового. По крайней мере, для него. Хотя другие выглядят шокированными. Как ни в чем не бывало, Блейз налил себе еще кофе, понимая, что много ему пить его нельзя. Ровно как и спиртное. Снова будет болеть слева...
это сейчас что было? Какая, к черту, Лестрейндж?! Ты знал?
Добавив молока, Блейз стрельнул глазами в ее сторону и задал ответный вопрос.
-А ты как думаешь?
И тут же ответил.
-Я узнал раньше, чем кто-либо другой в этой школе.
Это как, нормально?! Что касается отмены каникул – это ладно, ерунда, я даже рада, но с каких пор в преподаватели берут пожирателей смерти? Да еще и действующих?
-Изменения в Хогвартсе. Причем сильные. До конца все знают только они сами, никого другого, кроме тех, кто в плане, они не посвящали ни во что. Я только знал главные изменения. Могу точно сказать, что это не все. Перестройка. Понимаешь?
Улыбнулся. И тут же снова отодвинул от себя все и оглядел скудную "зеленую" компанию.
-Предлагаю пойти в гостиную. Малфой что-то запаздывает. Ты со мной?
Зная, что она пойдет за ним, Блейз поднялся и вышел из-за стола, протягивая ей руку, чтобы вместе удалиться
из Большого Зала в сторону родных подземелий.
---- Гостиная

+3

28

Things just ain’t the same
And I’m ready for change
Go on, begone, bye bye, so long

© "Fading", Rihanna

***
Она думала, что в эту тяжелую ночь не сможет быстро уснуть - слишком много всего обрушилось на бедняжку Джинни. Она еще помнила тот разговор в коридорах. Всё более странными ей казались слова Гермионы, сказанные будто бы ни к чему, но вместе с тем неуловимо важные. Гермиона моментально ответила на заданный для проверки вопрос, и Джи тут же удостоверилась, что это она, но ясности отнюдь не прибавилось. В голове по-прежнему звучала последняя реплика подруги:
"Ладно, забудь, лучше поговорим утром, когда все более-менее утрясется. Ведь все будет хорошо, как и всегда. И рано или поздно все всё поймут, главное, что бы не было поздно".
"Для чего поздно?" - хотела крикнуть Джинни, но Гермиона уже ушла, а Уизли не стала ее догонять. Тогда ей хотелось одного - лечь и уснуть, хотя чуство бодрости не исчезало. Поэтому она боялась, что пролежит много времени без сна, будет думать над всем случившимся, а это будет нелегко. Снова пережить это всё... Нет, спасибо.
Но, вопреки ожиданиям, Уизли уснула, лишь голова ее коснулась подушки. Она еле успела скинуть свитер и брюки, почти сразу погрузившись в сон.
Проснувшись, Джинни не сразу поняла, что возле кровати делают яркие свертки.
"Рождество... Подарки! О Мерлин, я совсем забыла!"
Настроение с трудом можно было назвать праздничным, но Джи развернула упаковки одну за другой, обнаружив привычный набор сладостей. И всё же, новый свитер, связанный мамой, внушал какую-то уверенность, такую мирно-домашнюю... Джинни хотела надеть его, но передумала вдруг и спрятала под подушку. Почему-то сейчас ей не хотелось иметь лишнее напоминание о доме.
"Со своими бы делами разобраться..."
Джинни оделась в пиджачок и брюки, блестевшими и придающими ей вид человека, который не забыл немного принарядиться в честь праздника. Девушка надеялась на то, что в замке не будет очень холодно, хотя думала, что в Большом Зале наверняка погода будет соответствующей зиме. Но, несмотря на это, сунула ноги в неподходящие по сезону босоножки. Волосы, чтоб не мешались, она забрала наверх и чуть тронула ресницы тушью.
Джи спустилась в гостиную и обнаружила там радостно гомонящую толпу народа. Ей не понравилось то, как они успели забыть про битву и раненых, отдавшись духу Рождества. Джи не стала искать приятелей, чтобы поздравить их, а прошла в Большой Зал. Там почти в одиночестве села за стол и, взяв тост, начала усердно намазывать его джемом.

+2

29

===== Астрономическая башня

Еще один день. Один среди череды серых будней... Почему серых? Да потому что для Тони все, что не черное - то серое, а в Рождество нельзя думать, что день черный. Вот она и решила - пусть будет серым.
Как обычно не выспавшаяся и немного депрессивная, Антония спускалась по лестнице с книгой в руках. "Театр" Сомерсета Моэма был одной из любимых ее книг. Такой, открыв которую на любой странице, зная что было до, и что будет после, она все равно продолжала наслаждаться чтением.
"Не будьте естественны, — говорил он актерам. — На сцене не место этому. Здесь всё — притворство. Но извольте казаться естественными"... О да, как же ты прав, Лэнгтон, как же ты прав... Хотя, в последнее время мне все больше кажется, что Шекспир был прав, и действительно весь мир театр, а люди в нем актеры... Хм, никогда бы не подумала, что работа в школе утвердит меня в этом мнении. Казалось бы...
Задумавшись, Тони даже перестала читать, так что начало новой лестницы она уж точно заметить не могла, и, воспользовавшись этим, одна из них решила изменить свое направления. От неожиданности Бретон схватилась за перила и тихо выругалась по-французски. Отдышавшись, она закрыла книгу и убрала ее в сумку во избежание еще каких-нибудь неприятностей и снова погрузилась в свои мысли.
Так, на чем я остановилась?.. Черт, такая же мысль хорошая была!.. Ах да, точно. Странно, что работа в школе наводит на мысли, что все люди лицемеры и просто играют какие-то роли для того, чтобы лучше устроиться в жизни. По идее, работа в школе - самая благородная и прекрасная, а такие гадости в голову лезут.  Гнать, гнать их оттуда...
Запах еды, доносящийся из Большого Зала, отвлек Антонию от дурных мыслей, и она с наслаждением стала разбирать, чем же именно пахнет в Зале. Остановившись в проходе, она потянулась и оглядела зал. Преподавателей в Зале еще не было, Тони была первой, да и студентов пока было совсем немного.
Прекрасно, хоть поем в одиночестве. Не надо будет придумывать, как у меня дела, что снилось и что я думаю про реформу образования, о которой я даже не слышала... Превосходно, просто превосходно. Надо всегда вставать так рано, чтобы приходить в Зал первой.
Подойдя к преподавательскому столу, Тони села на свое место и принялась завтракать сэндвичами и тыквенным соком. Она, конечно, предпочла бы запивать их не соком, а красным вином, но пить сутра все-таки моветон, да и не было его на столе.
Ничего страшного, еще весь вечер впереди. Если что, хоть в Хогсмид можно будет выбраться...

+2

30

<-- гостиная / спальня / гостиная хд
И снова утро.. Парвати показалось, что прошло буквально несколько мгновений между тем, как она коснулась головой подушки и тем, как ее сова начала биться в окно. Делать нечего, пришлось слезать с постели и впускать сову в спальню. Птица принесла пару открыток с поздравлениями - Парвати и Падме, а так же привет Лаванде, сладости и две новенькие мантии. Паро придирчиво оглядела обе, и, не найдя изъяна ни в одной, решила послать сову Падме, чтоб решение приняла та. - Спасибо, дорогая, - девушка погладила птицу по клюву. - А теперь отнеси это Падме, прошу тебя, и возвращайся с одной мантией. Сова ухнула и сорвалась с места - Парвати же, поглядев ей вслед, решила, что и ей пора собираться. Надев синие лосины и цветастую кофточку, дабы привлечь к себе внимание однокурсников и нарваться на бесчисленное количество комплиментов, девушка причесалась и направилась в Большой Зал.
Войдя в Зал, Паро огляделась. Народу было мало, похоже, все решили как следует выспаться в Рождество и пожертвовать ради этого завтраком, чего Парвати, как истинный гурман, допустить не могла. Осознав, что народу хоть и немного, но шумят они так, будто их по меньшей мере человек сто, она прошла за стол. Столы были украшены одинаково и стояли почти рядом, будто в произвольном порядке, будто приглашая учеников рассаживаться как их душе угодно.
Увидев Джинни Уизли, сидящую чуть ли не в одиночестве в конце гриффиндорского стола, Паро, вздохнув, направилась к ней. Хоть Джи ей и не очень нравилась, она не могла не признать, что девушка она весьма милая и-таки достойна любви Гарри Поттера больше, чем Парвати, которая всего лишь ходила с ним на Бал на четвертом курсе.
- С Рождеством, - как можно приветливее сказала Парр, садясь напротив младшей Уизли. - Приятного аппетита, - с этими словами Парвати взяла сэндвич и скорбно взглянула на стол. - Вроде Рождество, а набор яств все такой же, - нахмурившись, сказала девушка. Внезапно, заметив возле Джи огромный пирог, она привстала, но, не дотянувшись, все же попросила передать ей кусок. С чистой совестью сев обратно, она продолжила попытки завести разговор. Джинни выглядела хоть и хорошо, но уставшей, а Парвати, все же не самый бесчувственный человек на свете, не могла это не проигнорировать. - У тебя все в порядке? Хочешь послушать про удачно проваленную вечеринку слизеринцев? - девушка начала перебирать в голове самые идиотские сплетни, чтобы хоть как-то отвлечь Джинни от депрессивных раздумий, если таковые имелись. Парвати с надеждой взглянула на вход, ожидая, что там появится хотя бы Малфой, дабы от души посмеяться над той же вечеринкой и создать видимость хорошего настроения.

+1


Вы здесь » HOGWARTS: UNROMANTIC STORY » Heart of the castle » Большой зал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC