HOGWARTS: UNROMANTIC STORY

Объявление

http://hplove.rusff.ru/ = все сюда!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HOGWARTS: UNROMANTIC STORY » City ​​of Contrasts » Малфой-мэнор


Малфой-мэнор

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

***

0

2

Начало игры

Возвышающийся на пригорке особняк выглядел как вырванный кусок из картины «Красивые дома XIX столетия». Окруженный резным забором, дом казался гордым «человеком», пытающимся показать всем, что он чистокровен среди ему подобных, словно негласно он перенял девиз живущих в нем людей.
Окна с плотными портьерами не пропускали слабого свечения, идущего от свечей, парящих в воздухе, перемещаясь за людьми, освещая им дорогу. Ухоженный сад, геометрически правильные формы ротонд и беседок – все это говорило о строгости в стиле жизни. Казалось хозяева не желали выделяться, но одно местоположение дома выделяло их.
Луна освещала башню, притаившуюся на краю дома с восточной стороны. Резной маленький балкончик с гаргулиями, примостившимися на выступающей части парапета, идущего под балконом, удачно скрывал плющ, густо вьющийся по стенам. В тени растения, стоял мужчина, поглаживающий голову змеи, лежащую на его шее. Обрывки ветра, долетавшие до балкона, трепали подол плаща, окутывающего тело Лорда. Он стоял и всматривался вдаль, пытаясь найти разумное объяснение своих прошлых неудач. Но и были точные моменты, попадающие в цель, что не могло не радовать Лорда в душе. Нагайна словно кошка терлась головой о его плечо:
- Голодна моя девочка. Ничего, скоро будет тебе награда, - хрипло от долгого молчания, произнес Волдеморт.
Тишина, окутавшая дом, дарила покой, приводила мысли в порядок, освобождая голову от чехарды идей, планов и замыслов.

Отредактировано Lord Voldemort (2011-07-18 11:11:36)

+2

3

начало игры

Аппарировав к кованным воротам Малфой Мэнора, Рабастан с шумом выдохнул и потянулся рукой к правому боку. Неприятно поморщившись, мужчина коснулся пальцами неглубокой, но от это не менее болезненной, кровоточащей раны под ребрами. Сквозь ткань его белоснежной рубашки проступала алая кровь, он чувствовал ее запах, отдающий металлом и ржавчиной, он ощущал ее тепло на кончиках пальцев. Еще раз поморщившись, Рабастан шагнул навстречу к калитке, еще шаг и он проходит сквозь нее, в чудесный сад поместья.  Лестрендж глубоко вздохнул, окидывая взглядом само поместье, видневшееся на другом конце подъездной дороги, усыпанной мелким гравием до него нужно было шагать добрых пять минут, что согласитесь, совсем неприятно, если  у тебя дыра в правом боку.
- Гадство. – выдал Лестрендж, перед тем как начать свой путь к Мэнору. –«Можно подумать, что нельзя зачаровать дом так, чтобы аппарировать сразу внутрь. Чертов Малфой.» -Стан усмехнулся и начал свой путь. –«Хотя, у меня будет время подумать о том, что я скажу Повелителю» - подумалось ему. Рабастан неприятно поежился, встреча с «хозяином» не сулила ничего хорошего, переговоры с предполагаемыми союзниками из Ирландии зашли в тупик, а это значило, что Лорд будет не доволен. А это в свою очередь значило, что, возможно, кровоточащая рана под ребрами очень скоро покажется Стану простой царапиной. –«Но, если мне повезет, и  он признает то, что переговоры с ирландцами были неудачной затеей с самого начала…» - мелькнула шальная мысль в голове пожирателя, а воображение тут же подкинуло ему следующую картинку: Темный Лорд с сочувствием смотрит на Стана, застывшего перед ним и только что окончившим свой рассказ, а затем говорит что-то похожее на «Ну, да, не страшно. Попробуем по другому, а ты Стан – молодец!». От ирреальности всего этого Рабастан рассмеялся, в голос, весело и беззаботно. Он уже стоял практически у самого порога поместья, взбежав по мраморным ступеням к парадным дверям, Стан дождался пока огромные массивные двери распахнутся перед ним и прошел внутрь. В холле его уже ждал домовой эльф.
- Доложи хозяевам обо мне. – бросил эльфу Лестрендж, снимая с себя плащ, снова морщась от боли.  Эльф поспешил исполнить приказ гостя и тут же исчез. Лестрендж, устроив плащ на софе, стоявшей возле огромного резного зеркала, принялся рассматривать свое ранение в отражении. – Чтоб я еще раз связался с ирландками… - тихо проговорил он, оглядывая порез.

Отредактировано Rabastan Lestrange (2011-07-16 13:07:33)

+1

4

Рудольфус двигался по поместью почти бесшумно, задумчиво оглядывая картины. Правда его взгляд был таким, что сидящие или стоящие в картинах маги, правильно для себя решали, что для них лучше будет промолчать. Мужчина в это время обдумывал ситуацию, решая для себя, какой следующий шаг можно предпринять. Нужно бы посетить какой-нибудь город, чтобы прихлопнуть нескольких маглов, а еще лучше грязнокровок. Однако всему свое время. Внезапно он услышал знакомый голос и вздохнул. Не торопясь отправился в холл, безвучно зайдя, и некоторое время пристально разглядывая брата. Заметив рану на боку, он лишь вздохнул, развернулся и так же беззвучно двинулся в другую сторону. Рудольфус прекрасно знал и помнил, где у Люциуса кабинет с зельями, и, захватив оттуда нужное, отправился назад. Не останавливаясь, подошел к брату и внимательно посмотрел. В который раз захотелось отругать как маленького мальчика, но все же сдерживается.
- Да Винчи, ну и что ты мне можешь сказать на этот раз?
Не удержавшись, все-таки дает легкий подзатыльник и протягивает кроветворное зелье. Хочется высказать еще много чего, но Рудольфус аристократ, потому он всего лишь молча смотрит на брата. Итак, глядя на его лицо, можно примерно понять, что миссия провалилась. И как всегда старшему брату придется объясняться перед лордом. Почему? Да потому что все-таки Рудольфус более приближен к Лорду, да и все-таки Рабастан его брат, и Рудольфус не может оставить все как есть.
- А теперь быстро объясняй, что случилось и почему переговоры зашли в тупик? Я по твоему лицу вижу, что именно туда они и зашли. Кратко, быстро и четко. Отчитываться перед Лордом буду я.
Вздохнув, Рудольфус сел на кресло, внимательно глядя на брата. Иногда он сам порой не понимал, на кой черт он постоянно его прикрывает. Но со временем просто перестал забивать себе голову мыслями, действуя, так как есть. В голове уже пробежала мысль, где Беллатриса должна быть где-то поблизости. Значит, надо будет найти ее и обговорить несколько важных вопросов. Например, о том, когда в следующий раз они попытаются стереть с земли какой-нибудь городок маглов, и заодно несколько авроров и кого-нибудь из Ордена Феникса заодно. От последнего по губам скользнула легкая улыбка. Да, нужно будет обязательно найти Беллатрису. Рудольфус был уверен, что ей эта идея понравится. Вернувшись к действительности, он посмотрел на брата, ожидая краткого отчета и причин почему переговоры застопорились.

+3

5

Аппарировав, женщина быстрым шагом, едва ли не бегом, направилась к воротам поместья. К сожалению, аппарация на территорию непосредственно дома была невозможна. Это было понятно, но досадно: после тринадцати лет Азкабана каждая минута промедления до встречи с Лордом казалась пыткой. Как ребенок ждет рождественского подарка, так Трикс ждала собраний. Неважно по какому поводу, неважно, достанется ли ей, неважно в каком настроении будет Милорд...После Азкабана не боятся Круцио. А уж такие, как она, от подобного вполне могут получать определенное удовольствие. Ибо что лучше всего помогает делать пытки грязнокровок острее, жестче, слаще для самого себя и невыносимее для них? Только собственный опыт. С этой стороны она даже иногда расстраивалась, что порицания были всего лишь словесными.
Мелькнула волна мурашек - магия ворот узнала ее и пропустила. Скорее, быстрее, еще быстрее, как бы не опоздать. Милорд ненавидел ждать, а расстраивать его колдунья не собиралась. - Интересно, а по какому все-таки поводу вызов? Только толкая входные двери задумалась Белла. Однако от мыслей ее отвлекла картина маслом: оба Лестрейнджа в холле, один с флаконом кажется кроветворного. - Что он опять успел натворить? Глаза Беллатрикс сузились в любопытстве, она замерла у входа на мгновение.
- Опять провалил задание? - не спрашивала. Утверждала. Чуть склоненная набок голова, внимательный прищур, полуулыбка, правда, не сулящая ничего хорошего. За провал задания от нее можно было получить иногда покруче, чем от Хозяина, который мог быть просто-напросто не в духе или слишком занят, чтобы наказывать проштрафившихся.
- Дольф, умоляю, внуши ему хотя бы под империо быть серьзнее. - нотки раздражения и разочарования в Рабастане, которого она хотя и уважала и даже по-своему он ей нравился, однако это не мешало иногда "точить коготки". К тому же в подобном совете действительно был смысл: разочарование Темного Лорда может стоить здоровья,а  сильное - жизни. Оторвавшись от косяка, ведьма прошла вглубь и опустилась в другое стоявшее здесь, видимо, для ожидающих в холле гостей, кресло.

+2

6

*начало игры*

Нарцисса не очень любила, когда в их поместье стекалось несметное количество Пожирателей, но выбирать все равно не приходилось. Не ей, и даже не Люциусу, решать подобные вопросы. Если Лорд желал провести тайное собрание на территории Малфой-мэнора, то оставалось только подчиниться воле Повелителя.
Повелитель, как же!!
Женщина в очередной раз мысленно фыркнула, разглядывая свое отражение в зеркале. Не то чтобы она была самовлюбленной дурочкой, пекущейся исключительно об отсутствии морщин и выбивающихся локонов из прически, но позволить себе появиться перед окружением мужа в растрепанном виде она тоже не могла. Еще матушка ей бесконечно твердила – леди должна быть идеальна во всем в любое время и при любых обстоятельствах. Науку миссис Блэк Нарси помнила превосходно, эта аристократичность буквально въелась в ее естество, так что по большей части женщина действовала инстинктивно, просто по привычке. Проведя щеткой по макушке, Нарцисса убедилась, что все так, как и подобает – ровно уложенные волосы, легкий намек на макияж, ибо яркую косметику она предпочитала использовать в исключительных случаях, черное платье идеально облегало все еще стройную фигуру, подчеркивая прелести и скрадывая недостатки. Нарси привыкла, чтобы ей восхищались, и не собиралась дать кому—то повод изменить этому обычаю.
За спиной возник домовик, дрожащим голоском сообщив, что в дом прибыл Рабастан.
- Иди, займись делами, - властно проговорила миссис Малфой, даже не повернувшись к жалкому созданию. Она не испытывала особой агрессии к эльфам-домовикам, но и не считала необходимым проявлять снисходительность за их старания. Само собой разумеется, что они обязаны выполнять все поручения хозяев и даже не пытаться противиться их воле. Люциус бывал жесток с этими малышами, но в этом было его право, в конце концов, на кого-то он должен был срывать раздражение.
Женщина стала с низенького стульчика, стоявшего у трюмо, и покинула комнату. Уже спускаясь по лестнице, она увидела пасторальную картину «счастливого семейства»: Рабастан в каком-то полусогнутом состоянии глотал зелье из скляночки под недовольное бухтение Рудольфуса, а так же мгновением раньше появившейся в доме Беллатрисы, успевшей пристроиться в кресле. Сестре Нарцисса была определенна рада, ибо та что-то совсем затрудилась на благо дела Лорда, и не часто баловала Цисси своим присутствием, хотя неизменно отзывалась на зов миссис Малфой.
Нарси преодолела последние ступени и оказалась возле теплой компании. Слушая брюзжание супругов, она осторожно поцеловала в щеку Трикс, и только после этого удостоила вниманием мужчин.
- Рудольфус,, я, конечно, понимаю, что Рабастан по всей видимости не справился с поставленной задачей, но чуточку участия к его ранению стоило бы проявить. Пройдите хотя бы в гостиную, прихожая не лучшее место для врачевания.
Женщина потянула Трикс за руку, вынуждая покинуть насиженное место и двинуться в теплую комнату, где трещал огонь в растопленном камине, и атмосфера больше располагала к беседам. Она не сомневалась, что братья Лестрейндж последуют за ними, и потому даже не оглянулась назад, пересекая порог гостиной.
Когда гости, которые, по сути, были не гостями, и могли чувствовать себя в Малфой-мэноре как дома, разместились в гостиной, Нарси обвела честную компанию взглядом, размышляя, куда запропостился муж. Кликнув эльфа, Нарси распорядилась принести каких-нибудь напитков из погреба, а так же разыскать хозяина и пригласить его на общее собрание.
Интересно, что его задерживает? Не похоже на Люца.

Отредактировано Narcissa Malfoy (2011-07-17 02:10:18)

+2

7

Стан еще раз коснулся пальцами краев раны и поморщился, действие заклинания не давало крови остановиться. Мужчина чуть слышно чертыхнулся и принялся залечивать рану с помощью магии, выудив из заднего кармана брюк свою волшебную палочку. Лестрендж не был силен в медицинской магии, но тех знаний, что остались у него после  учебы, да, и жизненного опыта  ему вполне хватало. Склонившись  в три погибели над раной, он принялся шептать залечивающие заклинания, но, и это не возымело должного эффекта – рана оставалась все такой же, а кровотечение наоборот усиливалось.
- Твою мать. – выплюнул Лестрендж, оглядывая себя в зеркале. Позади себя он заметил отражение брата. Рудольфус стоял поодаль от него, а в руках у него был какой-то ларец со всевозможными склянками, зельями и мазями. – О, не надо на меня так смотреть. – проговорил Стан, в ответ на укоризненный взгляд брата. Рудо уже подходил к нему, устроив коробку с лекарствами на небольшом столике и у зеркала, мужчина отвесил Стану подзатыльник. Младшего Лестренджа с детства раздражала эта «привычка» старшего брата, стиснув зубы, он криво усмехнулся брату. – И я рад тебя видеть, Рудо.  – с сарказмом проговорил Стан.
- Да Винчи, ну и что ты мне можешь сказать на этот раз? – вот так, без приветствия, в лоб спросил Рудо, будто перед ним стоял не Рабастан Лстрендж – взрослый мужчина, чертов дипломат с великолепной карьерой, а нашкодивший и провинившийся первокурсник Хогвартса.  Стан молча потянулся к коробке со склянками и принялся искать в ней подходящие зелье или мазь.
- А теперь быстро объясняй, что случилось и почему переговоры зашли в тупик? Я по твоему лицу вижу, что именно туда они и зашли. Кратко, быстро и четко. Отчитываться перед Лордом буду я. – послышалось ему со стороны брата. О, да, Рудо был не в духе, и, конечно же, по мнению старшего из братьев, виноватым во всем том, что случилось в промозглом Дублине, был только лишь Рабастан. Стан стерпел и это, он все так же молча откупорил пузырек с кровоостанавливающим зельем, искренне надеясь, что оно поможет. Мужчина поднес к губам склянку и уже было приготовился сделать первый глоток, но… 
- Опять провалил задание? – в дверях холла появилась Беллатриса, Стан вздрогнул. –«О, Мерлиновы яйца. Семейный подряд, мать его.» - Рабастану все таки удалось выпить зелье, на вкус оно было еще более отвратным, чем он себе представлял. Рабастан неприятно поморщился, но продолжил пить свое лекарство под не моргающие, препарирующие взгляды четы Лестрендж. -Дольф, умоляю, внуши ему хотя бы под империо быть серьезнее. – недовольно, раздраженно прошелестела Белла. Это стало последней каплей, допив зелье, Стан с раздражением швырнул пустой флакон в камин, с такой силой, что маленькая склянка разбилась на мириады осколков, сжираемых алыми языками пламени. Он уже хотел что-то сказать в ответ, как-то оправдаться перед этими двоими, но, ему не позволила сделать этого Цисси, появившаяся столь незаметно.
- Рудольфус, я, конечно, понимаю, что Рабастан по всей видимости не справился с поставленной задачей,-«И она туда же. Это какой-то розыгрыш, может?» - пронеслось в голове пожирателя, слушавшего Цисс со всем вниманием. -  но чуточку участия к его ранению стоило бы проявить. Пройдите хотя бы в гостиную, прихожая не лучшее место для врачевания. –проговорив это, хозяйка дома, взяв за руку свою сестрицу, потянула всех в гостиную. Белла и Цисс покинули холл первыми, за ними в одну из гостиных Мэнора отправились и Рудо со Станом. Оказавшись а гостиной, Стан занял место у камина. Он стоял спиной к жаркому пламени, опираясь о каминную полку, заполненную различными дорогими безделушками.
- Хватит. – устало проговорил он. Мужчина с раздражением смотрел на своих родственников, походивших сейчас на тех сумасшедших родителей, что всегда должны быть в курсе того, что происходит в жизни их детей. – Вам не кажется, что это перебор, а? – раздраженно продолжил Рабастан, отходя от камина и зеркала, у которых он стоял. – Ты. – он указал пальцем в сторону своего брата. – Ты достал меня, Рудо! Какого гоблина, брат? С какой стати ты ведешь себя так, будто только я виноват во всех смертных грехах, что есть в это долбанном мире? Меня достали твои снисходительные усмешки и твое «Эй, ну-ка, рассказывай, неудачник, что на этот раз. Какое дерьмо мне придется разгребать сегодня, чтобы спасти твою задницу от кары Повелителя» - Рабастан походил сейчас на разъяренного тигра, которого загнали в клетку, он глубоко вздохнул, плевав на саднящую боль в боку. – Ты прекрасно знал, да, Боже мой, все в этой чертовой организации, именуемой «Пожиратели Смерти»- глубоко вздохнув и неосознанно потянувшись рукой к ране, которая  слову сказать, все еще кровоточила, он продолжил свой монолог. – знали о том, что переговоры с  О`Мелли ни к чему не приведут, что эти чертовы ирландцы, смелые лишь только на словах. На деле же, эти бравые парни предпочитают постоять в сторонке. – взгляд Рабастана скользил по лицам его собеседников. – Эти ублюдки не желают и слышать о Лорде. – устало проговорил он, уже намного тише и мягче. – Я потратил почти неделю лишь для того, чтобы выйти на О`Мелли и его приближенных, мне пришлось почти что выбивать из них эту встречу. У этих пэдди (шутливое прозвище ирландцев у англичан) нет ни малейшего желания встревать между Лордом и Орденом. Они не хотят быть ни на чьей стороне и считают, что это наши проблемы и решать мы должны их самостоятельно. На мой тонкий намек на то, что у них могут быть проблемы, если они не прильнут на нужную – Рабастан выделил интонацией последнее слово, - сторону, они ответили, что тогда Лорду придется сражаться на двух фронтах.  – Стан устало потер переносицу и снова глубоко вздохнул, на этот раз боль в боку стала чуть ощутимее и он тихо застонал при новом вздохе. – Кстати, ирландские девушки такие же чокнутые, как и их мужики. – он указал на свое ранение и тихо рассмеялся, морщась от боли.- Девчонке О`Мелли не понравилось то, как я говорил с ее отцом.  Маленькая рыжая дрянь полоснула меня своим клинком, когда  провожала меня в зал для аппарации.

+3

8

- Вот уж действительно, дрянь. Будь я на её месте, Рабастан, полоснула бы не по боку, а по горлу.
Алекто вошла в комнату, стягивая с себя вымокший до нитки плащ, который затем швырнула прямо в выжидающую физиономию Малфоевского домовика. Девушка явно была не в духе, хотя всячески пыталась сохранять самообладание и не разнести что-нибудь в доме, который терпеливо распахивал перед ней свои двери. Буквально несколько часов назад в Хогвартсе молодая преподавательница маггловедения в очередной раз столкнулась с отчаянным сопротивлением гриффиндорцев, которые, как по расписанию, регулярно порывались вырваться из своего гетто и спасти мир. Амикус опять пропал чёрт знает куда, поэтому усмирять новый гриффиндорский бунт, бессмысленный и беспощадный, его сестре пришлось в одиночку.  Контроль за дисциплиной – работа вредная и неблагодарная, да и помощи ждать неоткуда. Благо запылавшая на руке метка возвестила о том, что можно на несколько часов вырваться из этого ада.
Кэрроу сдержанно кивнула мужчинам, натужно чуть улыбнулась подругам и опустилась в мягкое, удобное кресло, потянувшись, как кошка у камина.
- В честь чего сбор? Рабастан решил впечатлениями от поездки поделиться? Блестящий результат, как и всегда. То-то Лорд у нас давно байки а ля экшн не слышал. – прищурившись (зрение у девушки заставляло желать лучшего), Лекто посмотрела на запекающуюся на Лестрендже кровь и брезгливо подобрала губы. Грязная работа. Пережившие себя методы. И проклятая дипломатия со слишком низким КПД. Кэрроу была сторонницей силовых приёмов и считала, что лучше первой вонзить кинжал в спину противнику, чем ползать перед ним на брюхе, пытаясь соблазнить призрачной перспективой сотрудничества. Будь её воля, Алекто просто уничтожила бы варваров-ирландцев с их индифферентной позицией, чтобы опустошить тылы. Но Лорд думал иначе… И конечно, в провале его очередного гениального плана окажутся виноватыми все, сидящие в этой комнате. Ещё несколько минут и начнётся эпический разнос. Чёрт, да просто в такие ответственнее «командировки» посылать надо не  тех, кто хорошо работает языком, а тех, кто молча и без лишнего шума работает руками. Но нет, последние Гриффиндор в Хоге пасут дни и ночи напролёт.
Алекто нетерпеливо заёрзала в кресле и с каким-то разочарованием покосилась на двух сестёр Блэк. Несмотря на внешнюю отстранённость и железный стержень внутри, Кэрроу в первую очередь была женщиной, а уже потом Пожирательницей, поэтому девушке иногда не хватало чьего-то внимания и заботы. Родители погибли двадцать пять лет тому назад при невыясненных обстоятельствах, а от брата хрен дождёшься проявления родственных чувств, ибо для Амикуса семейные ценности и привилегии – не более, чем проявление слабости. Вот и приходилось Алекто  свою скрытую тоску по какой-никакой семье компенсировать, погружаясь в творчество или посещая дом Малфоев, который поэтому-то ей и был симпатичен.

+4

9

Рудольфус внимательно смотрит на брата, приготовившись слушать. Он как не кто замечает, что тот постепенно начинает закипать. Хотя Рудольфус пока и не понимает этой причины, однако не сомневается, что в скором времени это станет известно. Появление жены он встретил лишь легкой практически незаметно улыбкой. Видно торопилась. Вскоре появилась и хозяйка, и Рудольфус вежливо улыбнулся ей, надевая свою обычную маску вежливости. Подойдя к жене, он чуть приобнял ее, тихо шепнув:
- Как на счет пройтись после собрания? – голос звучал тихо. – И избавить мир от нескольких маглов?
Холодная улыбка чуть коснулась глаз, и тут же пропала. Потому что брат за спиной, похоже, все-таки вышел из себя. Он развернулся и внимательно посмотрел на брата.  В принципе это можно было ожидать. Он сразу пытался намекнуть Лорду, что ирландцы не пойдут на переговоры. И сейчас выслушивал все, что не являлось для него новостью. Хотя Лорд все же настоял на этой поездке, но то, что смысла в ней нет и не будет, Рудольфус был уверен. Он подошел к брату.
- Во-первых, давай уточним одну делать. Не стоит за меня решать, что и как я думаю! Если тебе кажется, что в моем голосе звучат усмешки, значит, держи это при себе, - голос был напряженным. -  Если бы в тебе не были уверены, тебе это бы не доверили. И я не сомневался, что ты справишься, а если не справишься, тому есть убедительные причины. Я хотел всего лишь быстро услышать всю версию, чтобы понять, как мне это донести до Повелителя. Сам знаешь, Круцио я от него получаю только в момент уж совсем плохого настроения, да и не страшно. А тебе, с твоей раной сейчас от только этого заклятия не хватило.
Так же выплеснув все, что в нем кипело, Рудольфус постепенно успокаивался. Потом взяв все эти баночки, скляночки, указал брату на кресло.
- Вот только не надо на меня так смотреть, как будто сейчас дырку прожжёшь или меня в пепел превратишь. Я знаю, что ты бы и сам справился, но в данном случае, как я вижу, твоей лечение тебе не помогает не сколько. Потому садись на кресло.
Дождавшись пока брат сядет, Рудольфус быстро достал палочку и провел диагностику внутренних органов. Внутренние органы были не задеты, однако до них оставалось совсем немного. В груди поднялась горячая волна ненависти на того, кто посмел это сделать. Но Рудольфус сдержал себя, выбрав несколько мазей, сначала кроветворное, потом заживляющее, для внутренних повреждений и протянул их брату. Он почему-то был уверен, что попробуй сейчас помочь брату нанести эти мази, и выслушал еще бы гору нотаций о том, Рабастан не маленький, что он все может и совсем справится сам.
- Я надеюсь та, что это сделала, получила по заслугам?
В голове мелькнула мысль, что если нет, то обязательно получит. И плевать он хотел на то, кто она и что она. Никто не смеет вредить Лейстрейнджам и ничего за это не получать. Тем более, что им с Беллатрисой как раз последнее время было немного скучно, даже пытать практически некого было. Заметив Алекто, он чуть наклонил голову, приветствуя девушку.

+2

10

Начало игры.

Метка окончательно решила, что вызов Повелителя попросту игнорируется, посему и одарила ее обладателя очередной порцией боли.
Не мог он сорваться с заседания у Министра, не мог. Как бы сильно ему не казалось, что через мгновение каждый в зале почувствует запах паленой плоти, так горела метка, прервать речь касательно финансирования аврората за счет сокращения расходов некоторых  отделов Министерства (часть из них давно пора к дементорам разогнать) не представлялось возможным. 
Пообещав найти необходимые документы к завтрашнему дню, Люциус, использовав уже дежурную отговорку, поспешил покинуть зал заседаний. Едва высокая дверь мягко закрылась за спиной, пальцы с силой сжали левое предплечье, наверняка оставляя отметины, но хотя бы так пытаясь заглушить боль. Сдавленное шипение сквозь сжатые зубы - слишком долго он терпел, позволяя себе лишь тонко улыбаться; говорить ровно, не дав голосу дрогнуть.
- Мистер Малфой! - и это за мгновение до того, как он был готов аппарировать из холла, мысленно успев поблагодарить Мерлина за то, что никто не задержал его по пути. Преждевременно, как оказалось.
Его снова задержали, причем такой пустяк, как письмо от кредиторов, которое вполне можно было оставить в его кабинете. Расплата последовала незамедлительно, и аппарировал Люциус уже на свой страх и риск, стараясь сосредоточится на пункте назначения, а не на острой боли в руке.
Резные ворота Мэнора тихо скрипнули, пропуская хозяина поместья, чем вызвали у последнего новый приступ раздражения. Домовым эльфам вечером достанется: это отребье не способно даже проследить за тем, чтобы петли были вовремя смазаны. Впрочем, схлынувшая боль от Метки, почувствовавшей Повелителя, существенно улучшила настроение.
Несколько метров, пара ступенек, и фамильный дом встретил главу семьи Малфой каменной прохладой, приглушенным светом в холле  и тем самым неповторимым запахом, что имело каждое жилое помещение, пусть даже и таких огромных размеров.
Люциус быстрым, привычным движением снял перчатки, кинув их на небольшой столик, откуда они мгновением спустя были убраны эльфом. Почувствовав раздражение хозяина, существа поспешили сообщить, где расположились гости, и скрылись из виду. Сейчас жестокость по отношению к этим тварям была бы неуместна, и желание отвесить хорошего пинка тростью нерасторопным бездельникам Малфой-старший поборол с трудом.
Не оставляя надежды, что он еще не настолько опоздал, чтобы с порога получить гневный Круциатус от Милорда, мужчина направился в северную гостиную.
К его удивлению, он поспел как раз вовремя, если даже не пришел рано. Лейстренджи в полном составе, мисс Кэрроу и дражайшая супруга. И острый запах лекарственных зелий и напряжения в воздухе.
- Приветствую, - короткий приветственный кивок поочередно дамам, а после и двум братьям, расположившимся у камина, причем старший видимо снова (в который раз?) хлопочет вокруг Стана. Кажется, первый вновь решил попробовать уговорить Милорда сменить гнев на милость по отношению к, несомненно, провалившему задание Рабастану. Впрочем, Люциус был бы немало удивлен, если бы лишенному необходимых дипломатических способностей Лейстренжу удалось привлечь ирландцев на их сторону.
Никак не прокомментировав ни очевидный провал, ни то, что для лечения использовались зелья явно из запасов самого Малфоя, он прошел вглубь комнаты.
Компании Пожирателей он бы сейчас предпочел тишину собственного кабинета, бокал дорогого алкоголя из личной коллекции и, пожалуй, толстый том трудов какого-нибудь средневекового поэта.
- Прекрасно выглядишь, ma chérie, - мысли по-прежнему были заняты работой и предстоящим собранием, поэтому в приветственном жесте супруге - коснуться губами руки, чуть выше запястья, не наклоняясь, лишь подняв кисть, - как и в словах, не было ничего, кроме подчеркнуто холодной вежливости, достаточной, чтобы быть продемонстрированной при посторонних.
- На твоем месте я бы приберег пару флаконов восстанавливающего. Что-то мне подсказывает, что выговором ты не отделаешься, - Люциус тихо усмехнулся, подходя к камину, и обращаясь к сидящему в кресле Лейстренджу, - Собственно, тебе тоже, Рудольфус. Ваша взаимовыручка не всегда безболезненна.
Не присутствуй в помещении дамы, Малфой не упустил бы возможности сыронизировать по поводу бесславного поражения Рабастана и боевой раны, нанесенной ирландской девчонкой, но сдержался. Оставить издевки стоило до приватной беседы, возможно даже после собрания Круга.
Пальцы левой руки чуть подрагивали, скорее из-за напряжения, нежели из-за испытанной боли. К ней не привыкать.
- К слову, у меня тоже имеются новости. В отличие от таковых от Рабастана, весьма нейтральные, если не сказать хорошие. Прежде чем я покинул совет в Министерстве, минут десять назад, вплотную обсуждались финансовые вопросы. C уверенностью могу сказать, что Министр всерьез намерен обеспечить аврорат новой партией юных борцов за справедливость для борьбы с нами, - после долгой паузы поведал Малфой, обращаясь преимущественно именно к Лейстренджам, но, впрочем, говоря и для всех присутствующих. - На их финансирование будут переведена часть средств с менее активных в данный момент отделов Министерства. Забавно, что именно мне придется разбираться с канцелярией, на благо аврората, который «всегда будет рядом, чтобы защитить нас».
Люциус усмехнулся. У жизни тоже есть чувство юмора.
- Впрочем, их ряды пополняются довольно неохотно. Мало кто хочет рисковать, хотя бесстрашных гриффиндорцев на пару отрядов хватит. Сейчас им предложат повышенные зарплаты и увеличат возможные пособия для родственников погибших, которые пока, к нашей чести, еще не приходилось выплачивать. Но это лишь новички. К тому же, я пока еще ничего не слышал ни о планах, ни уж тем более о каких-то либо масштабных действиях. Они успешно изображают бурную деятельность, но… Словом, Министерство возлагает большие надежды на свои собственные силы, видимо, до сих пор не решаясь сотрудничать с Орденом. Последние пока в меньшинстве. И я сильно сомневаюсь, что Министр примет правильное для него решение о сотрудничестве раньше, чем останется без доброй половины авроров.
Малфой задумчиво перехватил трость посередине и, отойдя чуть в сторону, опустился в кресло, стоящее в пол-оборота к двери. Идеальное место, чтобы поддержать беседу со всеми и каждым, и вовремя подняться, когда появится Милорд.

+5

11

Она безропотно позволила сестре себя увести с облюбованного было места, также молча села в кресло, расслабляясь. Лишь улыбнулась Рудольфусу в ответ на его предложение. Ни слова, только взгляд и улыбка: мужу не нужно было объяснять, когда она согласна с ним, а когда категорически против. Забавно, но он был одним из немногих, кто знал Беллу и умел чувствовать ее настроение. Может быть, именно поэтому он все еще был жив, а не зааважен в порыве ярости.
- Дольф, хватит покрывать его зад, - холодно произнесла Белла, наблюдая за перепалкой братьев. Как бы хорошо она к Стану не относилась, но провал его - это провал их. Это злило: по неписанным закнам доставалось в любом случае всем, даже если круцио получал один или двое. Недовольство Хозяина - вещь, мягко говоря, не слишком приятная.
- Более чем уверена, что он вместо дела переобщался со всеми ирландскими шлюхами. Милорд в любом случае узнает, что он делал, так что хотя бы ты не подставляйся, - ледяная усмешка. Основы легилименции знали все из них: кто-то владел в большей степени, кто-то в меньшей, однако один только Лорд был в этом искусстве выше остальных на голову, а то и на три.
Улыбка Алекто, мысленная усмешка в ответ на ее замечание. Трикс была полностью согласна с Пожирательницей в ее иронии. Кивок и приветственная улыбка хозяину дома: хотя бы один деловой человек. Что ни говори, что не подозревай, но Малфой обладал одним из наиболее ценных качеств в их круге: деловой хваткой. Цепкий, жесткий, он, вцепившись, всегда  доводил дело до конца. До победного для них конца: волей-неволей такого человека станешь уважать. Не сдержавшись, бросила насмешливый взгляд на мужа после слов Люциуса о небезболезненности для обоих братской заботы. Внимательно выслушав, Беллатрикс хмыкнула:
- Так было и раньше. Мало что изменилось: как бы они не финансировали борьбу с нами, к нам все равно идут гораздо больше людей. Министерство легко запугать, основную проблему составляет Орден, местонахождение которого еще не удалось выпытать, - в голосе зазвучало явное раздражение. - Между прочим, Нарси, а где Милорд? - отрываясь от основных рассуждений, Трикс кинула вопросительный взгляд на сестру.

+3

12

В гостиной было, несомненно, уютней, хотя атмосфера накалялась с каждой секундой. Рабастан вспылил от столь пренебрежительного отзыва со стороны большинства присутствующих относительно его дипломатических способностей, и достаточно громко, с явным недовольным волнением, поведал собравшимся всю историю в полном объеме. Да, задание не выполнено, но ведь если хорошо подумать, ни один из Пожирателей смерти не поддерживал идею Лорда о сотрудничестве с этими грубиянами, но разве можно идти против воли Повелителя? Вполне ожидаемый провал, за который теперь последуют неминуемые наказания. На секунду Нарси даже подумала, что эта операция и для самого Лорда была всего лишь фикцией, может он тоже не верил в успех, но послал Стана на задание только с тем, чтобы лишний раз напомнить своим верным слугам как страшен бывает его гнев.
В общем-то, женщина не вмешивалась в происходящую беседу. Она сидела в соседнем с Трикс кресле, поглядывала на то, как Рудольфус осматривает все еще не слишком довольного брата, а потом подбирает ему лекарства и мази для заживления раны. Она сама была совершенно не против, что используются запасы Малфоев, для семьи ничего не жалко, а Стан пусть и отдаленно, но все равно семья, так что Нарси была относительно спокойна. Относительно потому, что визиты Темного Лорда в ее дом никогда не приносили миссис Малфой никакого удовольствия. Ее внутренний нейтралитет каждый раз буквально раздирал женщину на части, когда отдавались приказы кого-то убить, или следовали наказания провинившихся. Что поделать, не в ее характере было наслаждаться истязаниями. Но она научилась прятаться за маской, быть холодной и самоуверенной в глазах остальных, даже Милорд считал ее замороженным куском льда, поддерживающим его начинания.
Нарцисса кивнула Алекто в знак приветствия, не желая прерывать их оживленную беседу. Кэрроу явно была уставшей, и Нарси на самом деле хотелось поинтересоваться у нее как поживает ее сын в Хогвартсе, но, во-первых, был совершенно не подходящий момент, а во-вторых, Люциус, который появился практически следом, не одобрил бы подобного проявления материнской заботы. Он вообще считала, что Нарси своими чувствами не позволила их Драко стать сдержанным и холодным, как все они.
Муж проследовал в помещение, приветствуя всех собравшихся. Приблизившись к ней, он коснулся губами ее руки, поднимая ее к себе вверх. Сдержанность и аристократизм в каждом движении.
- Спасибо, дорогой, - сдержанно ответила она, одарив супруга осторожным взглядом. – Я уже стала переживать, что вас могло так задержать.
Люциус прошел к камину и стал рассказывать о новшествах, которое министерство пыталось претворить в жизнь, дабы обеспечить магическое сообщество защитой от Лорда и его приспешников. Если Нарциссе и хотелось немного большего проявления чувств со стороны мужа, то естественно, она этого никак не показала. За годы совместной жизни она привыкла к такому положению вещей, знала, что муж ее не любит, да, в общем, и не пытался никогда этого сделать. Но зато между ними было взаимопонимание, это уже не мало.
В этот момент, наконец, появился домовик с подносом и поставил его на столик в центре гостиной, после чего пулей унесся прочь. Она даже не успела ничего ему сказать, хотя вполне могла бы отчитать за нерасторопность. Но в присутствии гостей это было бы не самым умным поступком, так что его уходу стоило только порадоваться.
Догадливый малый.
Нарси встала, и прошлась по комнате, вручая всем присутствующим по бокалу вина. Это, конечно, не светское собрание, но немного непосредственности в ситуацию внести стоило определенно. Последний бокал она подала Беллатрисе, и заняла свое место в кресле.
-  Да и потом, юные авроры даже в половину не такие сильные и опытные, так что в их рядах будут большие потери, даже несмотря на то, что они могут создать численный перевес, - не громко произнесла миссис Малфой. – Такое ощущение, что аврорат готовит пушечное мясо.
Ее саму передернуло от этой мысли, но ведь так оно и есть – среди Пожирателей было не так уж много молодежи, зато взрослых опытных магов хоть отбавляй. И что будет стоить один не оперившийся юнец против умудренного опытом волшебника?
- Смею предположить, что Повелитель должен появиться с минуты на минуту. И очень хорошо, что мы уже все собрались, лишние проблемы в свете всех этих событий были бы лишними.
Она окинула выразительным взглядом всю компанию, и сделала маленький глоток из своего бокала.

+3

13

Все, что происходило сейчас с Рабастном, походило на путешествие во времени. У него было такое чувство, будто он попал в какой-то чертов временной портал, или, в собственный омут памяти, только, в какой-то искаженный, в зазеркалье. Он снова чувствовал себя нашкодившим подростком, которого вызвали отчитать собственные родители. Маг тот час же вспомнил все такие «собрания», на которых обязательно присутствовали мать и отец, а так же Рудо, тот, кого всегда ставили ему в пример, кого он тихо ненавидел практически все свое детство. Одному Мерлину было лишь известно то, каким образом эти двое сумели поладить и стать друг для друга теми, кем они были сейчас. Все детство, Стан желал лишь две вещи: стать таким как Рудо, а еще он хотел, порой очень даже искренне,  чтобы с братом что-то случилось, чтобы его не стало и Стан сумел бы занять его место. Позже, повзрослев, Лестрендж часто корил себя за такие мысли. Сейчас он бы не задумываясь отдал за брата жизнь, душу, разум…все что угодно – лишь бы с Рудо было все в порядке. За годы, проведенные бок о бок с Рудольфусом, Стан научился почти не обращать внимания на издевки брата, научился быть выше всего этого, научился слушать, слышать только то, что было важным. Вот и сейчас он лишь молча разглядывал старшего брата, когда Рудо говорил с ним. Правда, Стан сдерживался из последних сил от того чтобы не достать палочку из кармана на брюках и не метнуть в братца каким-нибудь непростительным.  Слова, которые слышал и слушал Лестрендж сейчас не только от брата, но и ото всех, кто был в зале, больно ранили его где-то внутри. Он оглядел каждого, кто был сейчас в гостиной, одаряя всех тяжелым, изучающим, препарирующим взглядом, мысленно награждая каждого смертельным заклятьем, «выбивая» одного за одним, по очереди.
- Если бы в тебе не были уверены, тебе это бы не доверили. И я не сомневался, что ты справишься, а если не справишься, тому есть убедительные причины. Я хотел всего лишь быстро услышать всю версию, чтобы понять, как мне это донести до Повелителя. – Рабастан смотрел на брата, чуть усмехаясь, кривя  свои губы в подобии улыбки. –«О, ну, конечно. Слышал бы как это все звучит со стороны, Рудо. «И что мне соврать на этот раз? Чтобы отбелить тебя перед Лордом, маленький идиот!»  Говорил бы уж все как есть, братец. Бах!» - Лестрендж мысленно прицелился и метнул в брата несуществующей «авадой».
- В честь чего сбор? Рабастан решил впечатлениями от поездки поделиться? Блестящий результат, как и всегда. То-то Лорд у нас давно байки а ля экшн не слышал. – Стан обернулся в ту сторону, откуда послышался голос. В дверях гостиной застыла Алекто Кэрроу. –«О, Моргана…. За что же ты так со мной?» - пронеслось в его голове. Он оглядел ведьму, по привычке остановив свой заинтересованный взгляд на груди и губах девушки, это было его любимые места на всем  ее теле.  Маленькая грудь, аккуратно «спрятанная» под дорогой тканью и чувственные губы, покрытые яркой, сочной помадой действовали на него получше заклинания забвения. Он переставал помнить то, о чем думал мгновенье назад, перед глазами со скоростью света проплывали мимолетные картинки, образы, видения того, что когда-то давно почти случилось между ними, что вполне могло бы быть и в настоящем, если бы не скотский, упрямый характер обоих. –«Ей, я пожалуй, разрешу выжить сегодня» - с улыбкой подумал Лестрендж, переводя взгляд на следующего, им оказался хозяин поместья. Люциус Малфой, совершенный, идеальный и до тошноты безупречный, прошел вглубь комнаты и устроился возле своей миссис. Конечно же, не преминув, высказаться о провале Рабастана Лестренджа. Стан с силой сжал кулаки, настолько, что костяшки его длинных, аристократических пальцев побелели.
-Мы еще кого-то ждем? – поинтересовался он, вновь окидывая взглядом собравшихся, - Нет, мне просто хочется знать сколько еще раз мне предстоит услышать о том как я не справился с заданием. – деланно спокойно объяснил он. – Знаете, - маг призвал к себе еще пару склянок с зельями и осушил их залпом, одну за другой. – каким бы воспитанным я не был… - на его губах заиграла усмешка, - но, мать вашу, остохренело это слушать. – голубые глаза мужчины опасно блеснули чем-то хищным.- Люциус, на твоем бы месте, я помолчал о грандиозных провалах. – Рабастан тихо рассмеялся, безумно, опасно. – Может, ты и забыл о том, что случилось с тобой в июне… - он намерено не договорил, прекрасно зная о том, что Малфой, да и все остальные, поймут о чем говорил Стан. В тот раз главу древнейшего постигла неудача : чертов Поттер украл из-под его носа чертово Пророчество, так нужное для их Повелителя. – До тебя, Люциус, мне еще далеко. – добавил Стан, он все еще стоял у камина и теперь занимался починкой своей рубашки. Взмах палочки и порез на рубашке исчезает, а  о кровавом пятне не осталось ни следа. – Все мы здесь оступались хоть раз. – тихо продолжал Рабастан. - Так что, настоятельно рекомендую всем вам, нам, заткнуться и сделать вид, что ничего не случилось. –оправляя манжеты рубашки, Рабастан улыбнулся Нарциссе. – Уверен, что сегодня лишь я буду в немилости и лорда. Так что, вам, господа и дамы, не нужно волноваться за сохранность ваших аристократических задниц. Предлагаю поговорить о погоде.  – он усмехнулся, прекрасно знал, к чему были эти профонации, эти пафосные речи, обвинения. Сейчас всеми ими управлял лишь страх, инстинкт самосохранения. Каждый хотел доказать другому, самому себе, Лорду, то, что он тут не при чем. Каждый изо всех сил старался показать, что он лучше другого, что наказывать надо того, кто стоит поодаль. Они были теми самыми пауками, жрущими друг друга, запертые в маленькой банке, так похожей на Малфой-Мэнор.

+3

14

Налетевший порыв ветра положил в ладонь мужчины, стоящего на балконе крыши Малфлой-Минор, лист, сорванный с дерева, причудливой формы. Вот интересная линия контура. Надо подумать для «рисунка» заклинания. Будет интересно, интересно…. Лорд видел как прибывают Пожиратели в особняк. Он слышал каждое слово сказанное ими, и уже знал о провале Рабастаном задания. Волна гнева, цепляясь за «душу»,поднималась медленно вверх, и неумолимо приближалась к высшей точке терпения Лорда. Провалы, а они так часты, злили его. Казалось, все продумано, четкость каждого шага, слова, взмаха палочки продумана, но судьба его черной души, в которой раз наткнулась на предрешенное препятствие – Гарри Поттер.
Нервно в ворота вошла Белла, за ней молодая, но очень амбициозная Алекто Эти две будут соперничать. Только Трикс – это моя тень, а вот Алекто тень, которая способна отделится, когда вздумается ей. Надо «пришить» девушку к себе.
- Ну вот, Нагайна, все в сборе, - опуская руку, по которой сползала на пол змея, произнес Лорд. – Пора и нам с тобой появится. Время не терпит, терять минуты нельзя. Вперед моя девочка.
Змея заскользила по ступеням. В отблесках свечей, ее кожа сверкала радугой всех цветов. Вслед за ней спускался Том. Лорд нежно держал палочку за рукоятку. Казалось, его движения были рваными, нервными. Но это ошибочно. Твердость его руки прочувствовали многие на себе. Другой рукой МАГ чертил в воздухе рисунок. Придумывая цепочки поворотов, острых углов, сегментов, словно бусинки он нанизывал это на нитку, плетя заклинание. Давалась это не так легко. Много времени он проводил в одиночестве, тренируя себя, ища нужный угол между звеньями – это все давало результат, но не так быстро как хотел Реддл. Войдя в узкий коридор, соединяющий чердак с лестницей, ведущей в гостиную, ОН остановился. Том слушал перепалку между Пожирателями. Каждый пытался уколоть другого побольнее, проваленное задание Рабастана давало повод многим видеть в нем слабое звено, и подтрунивать над ним. Все боялись гнева Лорда, и пытались выплеснуть свои эмоции все быстрее, раскрутить внутри себя пружины напряжения, ослабить узел нервов, чтобы слушать Лорда на почти безэмоциональном уровне, что спасало им жизнь, и не раз.
Разговор в гостиной затих. Нервное дыхание достигло ушей Лорда Нагайна там. Я чувствую их страх. Реддл вальяжно вышел из-за угла. Его встретили взглядом шесть пар глаз, в каждой из которых читался страх, но если взгляд Трикс это фанатичность, взгляд Цисси – безысходность, Люциуса – присмыкаемость, Рудольфуса – преданность, Алекто – двойственность, то Рабастана – готовность
Медленно, Лорд подошел к Малфлою-старшему, который в легком поклоне приветствовал хозяина:
- Здравствуй, Люциус, - спокойным голосом проговорил Лорд, перекладывая палочку из руки в другую руку, видя нервный тик на лице хозяина особняка. – Я надеюсь, ты меня порадуешь новостями из Министерства? Чуть позже. Не хотелось бы прерывать приветствие других.
Он надавил на плечо Люциуса, возвращая того в кресло. Реддл наслаждался волнами и энергетикой, исходящей от собрашившихся. Обойдя диван, на котором сидели сестры Блэк, Лорд остановился за спиной Трикс, сделав невидимое движение рукой. Цисси встала и пошла к столу, вскоре вернувшись с бокалом вина для него. Все ошарашено смотрели на нее. Никто не смел, двигаться во время речи Лорда, а тут такая наглость. Приняв бокал, Том обратился к своей «любимице»:
- Трикс, я так понимаю, ты приступаешь к работе в Хогвартсе? Поздравляю. Надеюсь порядок будет обеспечен. Ведь есть вспышки бунтов в замке, не правда ли Алекто? – он резко обернулся к девушке. Та подскочила от неожиданности. То время, что Лорд приказал Цисси принести вино, и говорил с Трикс, он мягко проник  в мысли девчонки и словно фильм просмотрел последние события, произошедшие в школе.
Он, ведя пальцем по резной спинке дивана за спинами сестер Блэк, подошел к братьям Лестрейндж. Бледность Рабастана еще не прошла, хотя рана, похоже, затянулась. Мельком «вбежав» в мысли Лестрейнджа-младшего, Лорд, обернулся к Рудольфусу. Муж и жена Лестрейндж, оставаясь самыми преданными его делу, невольно соперничали между собой. Это мешало, но и подстегивало их на достижение лучших результатов.
Начертав себе кресло, Лорд присел, опустив руку, на которую тут же вползла Нагайна. Выпив бокал прекрасного вина, мановением палочки он отправил его на стол.
- Ну что ж, Рудольфус, ты будешь говорить за брата, или все же предоставим ему возможность высказаться?
Реддл внимательно всмотрелся в глаза Рудо.

Отредактировано Lord Voldemort (2011-08-02 23:34:37)

+5

15

Лекто безмятежно валялась в кресле, не присоединяясь к беседам её коллег о наболевшем. Запрокинутая голова, полуприкрытые глаза, бессильно лежащие на подлокотниках ухоженные, но натруженные поддержанием дисциплины руки, слабое шевеление вспыльчивой и жадной до крови (под стать хозяйке) палочки в правом ботфорте… Девушке явно не хватало постоянного напряжения и ожидания авады в спину, коим отличались более опытные Пожиратели. Но знаете ли, после милых проказ нескольких подростков переходного возраста внезапная атака недоброжелателей или напарников не казалась такой уж значимой. В конце концов, Кэрроу сейчас на нейтральной территории и может вздохнуть спокойно, не парясь по поводу домогающихся до кошки Филча патронусов или похищенных поутру из кабинета директора початой бутылки коньяка и нового корсета с её инициалами. Разгневанное бульканье Рудольфуса, цитирование расходных статей бюджета Министерства Люциусом, ожидаемая здравая мысль из уст Беллы, взволнованные нотки в голосе Нарси, осторожной, как сапёр, и предупредительной, как русский дипломат… Всё вторично.
О вино! Прекрасно! Есть повод открыть глаза, благодарно на мгновение сжать два нежных пальца Нарциссы и поднести к губам нечто от щедрот дома Малфоев. Оно, конечно, не устроит маленькой феерии в районе мозжечка, как бренди или виски, но сойдёт для того, чтобы чуть облегчить голову и вернуть остывшему телу нормальную температуру. Рубиновый напиток отзывается теплом, которое сначала заставляет заалеть щёки, затем делает дыхание более глубоким, снимает напряжение в бёдрах и коленях, согревает окоченевшие пальцы ног… От природы награждённая не только нервозностью, но и дистонией, Алекто психологически вспыхивает быстро, а физически замерзает крепко и надолго, так что поданный миссис Малфой бокал оказался подобен той пресловутой чаше с живительной влагой, которой прекрасные дамы обносили с тысячу лет тому назад вернувшихся с битвы во имя битвы воинов. Тем временем упоённо распинаемый толпой Рабастан соскочил со своего креста, не пренебрёг возможностью напомнить массам об их провалах и с деланным великодушием сообщил о том, что нынче вечером готов к амплуа мальчика для битья их красноглазого Повелителя.  Кэрроу не сдержала усмешки: она бы не рискнула говорить, что всё внимание Лорда достанется ей одной, пока в комнате находится Беллатриса – боготворящая, ревнивая и крайне избирательная в методах.
Внезапное жжение под правым коленом и на руке заставили Лекто выпрямиться в кресле, отогнать остатки дрёмы и обернуться к двери. Палочка и метка сработали за несколько мгновений до появления Повелителя, предупредив свою хозяйку о том, что пора сматывать нервы в плотный клубочек, а сопливые воспоминания о первом поцелуе с соседским мальчишкой под кустом сирени прятать в самый дальний ящик. Да, окклюменция не поддавалась Алекто, но это было и к лучшему – Лорду незачем было подозревать девушку, он и так видел её насквозь со всеми заскоками, решениями и желаниями. Вот и сейчас ведьма ощутила знакомое покалывание в висках: Волан-де-Морт сквозь амбициозные посылы Лекто пробивался к хроникам последних событий в вверенной ей и ещё нескольким Пожирателям школе. Почти перед носом волшебницы гипнотически раскачивались два янтарных глаза – вот уж кого она была рада видеть, так это Нагайну.  Кэрроу обожала эту змею ничуть не меньше Лорда, хотя вряд ли это чем-то смогла бы объяснить. Такая странная любовь «с первого взгляда». Между девушкой и змеёй ещё при первой встрече возникла некая внутренняя связь и эти две понимали друг друга и без парселтанга. Они были похожи: гибкие, сильные, неутомимые - совершенные машины для убийства с одной только разницей. У Нагайны было несколько муаровых шкур, а у Лекто всего одна и ею приходилось дорожить. Змея сузила зрачки, приблизилась вплотную в лицу ведьмы, почти касаясь горящей щеки раздвоенным языком, и отпрянула от внезапно вздрогнувшей Кэрроу. Последняя никогда не считала вопросы Лорда риторическими и потому заговорила, приглушенно, с должным отношением и без лишнего энтузиазма:
- Мой Повелитель прекрасно осведомлён. Мой Повелитель как гениальный зельевар также знает, что если котлу  иногда не давать выпустить пар, то он взорвётся в самый неудобный момент. Странная метафора. С кем, поведёшься… - Лекто не сводила почтительного, но уверенного в себе взгляда с Лорда, желая лишь одного – чтобы её дорогие коллеги не принялись сейчас блистать познаниями в педагогике, зельях и стилистике. В руках и щиколотках чувствовался тремор. – Хогвартс полностью контролируется Северусом, мною и братом, а возникающие волнения можно считать плановыми. Мощный же, объединённый бунт, который обязательно возникнет, если мы начнём непрестанно и жестоко преследовать всех недовольных, вынудит нас принять самые радикальные меры по отношению ко всем не подчиняющимся нам учащимся. Я же считаю, что в школе пока слишком много нейтрально настроенных студентов, которых при правильном подходе можно сподвигнуть к преданному служению Вам. Мы уже занялись этим вплотную и достигли неплохих успехов. Из Хогвартса необходимо вытянуть всё, что можно. В свете последних планов Министерства активная и инициативная молодёжь в наших рядах не будет лишней. Если, конечно, того желает Мой Лорд.
О как же раздражало Лекто то, что ей приходилось сейчас говорить! Как бесила её вся эта возня с обнаглевшими или потерявшими себя детишками! Как тошнило её от одной мысли о том, чем она вынуждена заниматься то ли в силу возраста, то ли в силу пола, то ли в силу недостаточной харизмы, которой с избытком обладали Белла и Рабастан! Внутри внешне относительно спокойной девушки билось взбунтовавшееся животное, задыхающееся в четырёх стенах и бешено рвущееся к свободе, к настоящему делу – со скоростью, мощью, риском, кровью… Лорд несомненно чувствовал столь сильный поток энергии, которым кипело и тело, и сознание Алекто, но вероятность того, что он вопреки обыкновению не оставит его без внимания была ничтожной. Мисс Кэрроу оставалось лишь лелеять мысль о том, что всё когда-нибудь кончится и она сможет махнуть на какой-нибудь уединённый остров в Тихом океане, где нет ни орденов, ни фениксов, ни детей, ни этих чёртовых – чёртовых! чёртовых! чёртовых! – вредилок Уизли

+4

16

Появление Лорда чувствовалось сразу. В комнате повисла тишина, а страх стал практически осязаемым.  У кого-то это был страх за собственную жизнь, у кого-то за семью, но все боялись, премешивая к страху собственные эмоции. Рудольфус расслабленно сидел в кресле и ожидал, пока Лорд подойдет к нему. То, что это случится, мужчина был уверен. И то, что милорд слышал уже о провале задания Рабастаном, он тоже слышал. Кинув быстрый взгляд на брата, Рудольфус вздохнул про себя. Брат не знал, что еще в детстве Рудольфус замечал его взгляды и прекрасно понимал, что они означают. И не знал, что ему сделать, чтобы брат перестал смотреть на него взглядом, от которого будь возможность, от Рудольфуса и пепла бы не осталось. Рабастан почему-то всегда считал, что Рудольфус его жалеет или не считает, что тот не сможет справиться с заданием. Однако это было не так. Просто брат был единственным человеком, который был ему дорог. Подняв голову, Рудольфус спокойно посмотрел в глаза Лорда. То, что его мысли уже скорей всего прочитала вдоль и поперек, Рудо был уверен, ну по крайней мере считал, что так все и было. И сейчас ожидал решения Лорда, готовый его принять. В голове появилась мысль – сколько Круцио сегодня будут его и как долго потом он будет от них отходить. Рудольфус давно научился чутко чувствовать настроение Лорда, и почему-то казалось, что одним Круцио сегодня не обойдется. Услышав Милорда, он чуть склонил голову.
- Мой Лорд, я думаю, брат сам может рассказать о том, что случилось. Однако я прошу разрешить, мне после собрания отправится к этим ирландац и хорошенько почистить там тех, кто против, и тех, кто вздумал противиться. Если не получается по-хорошему, будем действовать по-плохому.
Рудольфус чуть улыбнулся уголками губ, а вся его фигура говорила о полной готовности сорваться и понестись, добравшись до своей цели. В голове уже появилось несколько интересных мыслей, только совсем недавно он достал в библиотеку еще одну очень редкую книгу темных заклинаний. Однако никакая редкая книга не сравнится с той коллекцией, которая была у него в библиотеке. И сегодня ему хотелось испытать несколько новых интересных заклинаний, которые он там нашел. Но сначала нужно было выслушать, что прикажет милорд, потом выполнить его задание, если оно будет, позже навестить ирландцев. Рудольфус подумывал захватить туда жену, если та конечно захочет. Уж в чем, в чем, а вот в любви к пыткам и крикам жертв муж с женой были солидарны. Слышать как умоляет жертва, крики, раздирающие ее горла. Лестрейнджы никогда не убивали сразу, желая помучить, доставить боль, которая не сравнилась бы не с чем. Чаще всего жертвы просто не доживали до так долго ожидаемой ими Авады, погибая от других темных заклинаний.
Прошу прощения за маленький пост, мало времени, а в связи с долгим отсутствием не хочу задерживать игру)

+2

17

- Рабастан, попридержи язык, иначе я забуду, что ты мне в какой-то мере родственник, - ледяной голос Беллы звучал тихо, ровно и, казалось бы, совершенно не угрожающе. Однако тот же Рудольфус, за годы, конечно же, хорошо изучивший жену, мог бы точно сказать, что Пожирательница не просто в ярости. Когда она в ярости, то в ход идут колкости или заклинания. Когда она разговаривает так, как сейчас, чем-то в холодных высоких интонациях напоминая Милорда, то это уже означает даже не аваду, зеленой огонек которой предупреждающе вспыхнул и погас на кончике палочки, четко реагировавшей на настроение своей хозяйки. Тоже опасный признак: спонтанный выброс магии начинается в состоянии близком тому, что маглы зовут аффектом.
Мимолетная улыбка, пронзительный взгляд в сторону Стана и тут же отвлекшие от всех мыслей шаги. Взгляд на дверь, абсолютно спокойное выражение лица - привычная маска. Лишь глаза блестят торжествующим предвкушением фанатика, дорвавшегося до своей "Мекки". Молчаливое приветствие: никто не произнесет и слова, пока не закончит говорить Повелитель.
- Благодарю, мой Лорд. Я сделаю все, что в моих силах, и что выше них, также. - короткий, почти что церемониальный ответ. Пока говорят остальные, она потом присоединится к обсуждению. Нельзя прерывать приветствия Милорда. Мысленно похвалив Нарциссу, Белла внимательно слушала. Когда закончил Дольф, она молчаливым взглядом попросила разрешения высказаться.
- Прошу прощения, мой Повелитель, но какой в этом смысл? Такими методами неумелого пряника и жесточайшего кнута мы лишь настроим против себя и ирландцев и их союзников, которые, либо боясь, предадут Вас при первой же возможности, либо это обеспечит еще одних врагов, наподобие Ордена, - последнее слово Пожирательница буквально выплюнула с ненавистью. - Нам нужны союзники, а не враги, мой Лорд, пошлите кого-нибудь, кто действительно умеет уговаривать и находить компромиссы. Ведь если пойдет Рудольфус, то его либо задавят численностью, либо все возвращается к первому варианту. Каждый из Круга имел право на мнение, другое дело, у кого-то хватало мужества его высказывать, а у кого-то нет. Для Трикс подобное "слово поперек" было безопасным: сомневаться в том, что она в своей преданности лишь радеет за планы Милорда не приходилось. Как говорится, только близкий друг может высказать тебе все те гадости, о которых другие тактично умолчат. А уж о кандидатуре...Тут Милорд решит сам, однако понятно, на кого намекала ведьма.
- И, Повелитель, я прошу отпустить меня в ближайшее время: в Хогвартсе назначено определенное время встречи. - смиренно попросила Трикс. Произнеся это, она продолжила:
- Как уже известно, на замок наложена защита. Так как совы - наихудшее и вследствие защитных чар бесполезное средство, то рекомендую взять каждому вот это, - витиеватый взмах палочкой, перед каждым опускаются небольшие куски обычного зеркала в тонкой оправе. - Полагаю, всем известно, что такое Зеркала связи и как ими пользоваться. Аппарация сегодня вечером в Хогсмид, оттуда пешком до защитного поля. Через защитное поле проведем я и Алекто или только я. Предупреждаю сразу, чары иллюзий нужно дорабатывать, чем я займусь сегодня же, уже в замке.  Так как чары пропускают меня и Алекто, то требуется не просто зелье, а долгосрочное средство, основанное на взаимодействии нашей и вашей крови. В теории через защиту пройдут несколько Беллатрисс и несколько Алекто. Или толпа Беллатрикс. Побочные эффекты, если верить книгам, имеются, но какие, смогу сказать только после ознакомления с "Теорией круговой защиты", ибо этот чертов единственный экземпляр хранится в школе. У меня все. Зелье будет готово сегодня к моменту встречи. Сколько порций? - короткий вопрос и взгляд в сторону Лорда, означавший "Милорд, кого вы отправляете?"

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2011-08-04 14:21:23)

+5

18

Бокал вина как нельзя кстати. Охлажденный в одном из многочисленных погребов поместья, превосходный напиток обещал хотя бы на мгновение глотка подарить столь вожделенный покой.
Короткий кивок супруге - даже не наклон головы, как это должно быть, а лишь едва заметное движение подбородка вниз и обратно, принимая бокал.
- Вы правы, леди. Соглашусь с каждым вашим словом - у Министерства действительно есть возможность привлечь только "пушечное мясо", как выразилась Нарцисса. Мы в любом случае превосходим их: и численностью, и умениями; ставить это под сомнение было бы не просто глупо, а чрезвычайно глупо.
Алкоголь на мгновение обжег... нет, скорее приятно, ласково коснулся нёба, затем и горла, оставив после себя привкус элитного винограда урожая какого-то особо удачного года. Все же умел отец когда-то пополнять запасы поместья. Сам Люциус вино приобретал редко, считая, что, во-первых, его там и так предостаточно, а во-вторых, что Абраксас в свое время скупил большинство доступных в Британии напитков лучших сортов и годов. 
Каждый раз эти светские беседы, не снимая отстраненных масок с лиц, интонаций и даже взглядов. Как будто каждому из них наплевать на то, что будет через несколько минут, будто это и не служба вовсе, а дружеская компания тихим зимним утром. Столько фальши, столько фарса.
А кто-то не выдерживал. И Люциус мог бы попытаться понять срыв Стана, совершенно непозволительный, по его мнению, если бы тот не допустил глупейшую ошибку.
Плавное движение, скользнув пальцами по темному дереву трости, за долю секунды сместив их на рукоять палочки, и прищур серых глаз, обещающий долгую и мучительную смерть. Не смей упоминать об этом!
- Рудольфус, кажется, ранения твоего брата намного серьезнее, чем выглядят на первый взгляд. На вашем месте я продиагностировал бы и наличие черепно-мозговых травм. Одно очевидно: ему мерещатся те слова, которых я не произносил ни вслух, ни мысленно. А необоснованных оскорблений я тем более не потерплю, - улыбка, почти ласковая, если бы так не напоминала оскал. Усилием воли гнев был подавлен, и пальцы вскоре расслабились, теперь лишь придерживая трость. Люциус был уверен, что получит несравненное удовольствие от специфического выговора Рабастану. И, по возможности, добавит сам. После собрания.
Еще пара глотков, допив содержимое бокала, уже практически без удовольствия: у некоторых в этой комнате обнаружился отменный талант унижать в искусной форме. Маленький шедевр эпохи Возрождения из тончайшего венецианского стекла, именуемый прохладно-снисходительно бокалом, был любовно отлеветирован обратно на стол – совершенно не хотелось ненароком его разбить.
В комнате стало тихо. Первой в гостиной появилась Нагайна, завораживающе грациозно, почти прекрасно. Мужчина отвел взгляд; смотреть прямо на змею значило провоцировать ее. Разумеется, без прямого приказа она не станет нападать, но рисковать резко расхотелось. Следом – Милорд. Ровно настолько же плавно, опасно. Было в этом что-то откровенно жуткое.
Медленно подняться на ноги, склоняя голову и спину в легком поклоне, на какое-то иное проявление уважения и страха не было ни места, не времени. От прикосновения к плечу – холодок по спине. Прямой зрительный контакт, отдавая на растерзание свои мысли, приглушенные эмоции, последнюю полученную информацию и какие-то мимолетные идеи; сейчас бесполезно ставить блок на очевидное. Сокровенное же, «предательское», было, безусловно, скрыто, насколько это вообще возможно под пристальным вниманием самого могущественного легилемента на свете.
Губы дрогнули в попытке ответить на приветствие, но прерывать Темного Лорда он не решился. Должно быть, это выглядело как очевидное проявление страха, но, к чести Люциуса, таковым не являлось. Малфой еще раз склонил голову в полупоклоне, когда зрительный контакт был прерван, и Повелитель новым прикосновением позволил опуститься обратно в кресло.
- Да, мой Лорд. Разумеется, мой Лорд, - голос ровно на тон тише шипящих спокойных интонаций Темного Лорда. А новости и правда превосходные: мужчина почти любил сообщать подобные Милорду. По крайней мере, в этот раз можно было не бояться получить целенаправленный Круциатус. Случайные куда менее болезненны.
Малфой все же предпочитал, чтобы на Собраниях его персоне уделялось как можно меньше внимания. Идеи и расчеты он предоставлял в самом конце, когда Темный Лорд был уже спокоен и желал побыть наедине с Нагайной и своими мыслями. Возможно, именно из-за удачно выбранного времени и, собственно, неглупых предложений, он и заслужил право быть Приближенным. Роли были негласно распределены, и ему досталось далеко не последнее место, ровно до того дня, как пал Повелитель. Сейчас прежний титул Лорду Малфою еще предстояло завоевать.
- Стабильная ситуация в школе? Только не когда в ней находится Поттер и его компания до безумия отважных приятелей. Бунт непременно возникнет, даже если вы смените методы воспитания, это лишь вопрос времени и подготовки. Есть возможность, с другой стороны, попробовать подавить восстание на корню, но всегда остается риск, что в ответ на «необоснованное» насилие появится злость у всех остальных учеников, а вместе с ней и силы на сопротивление. Нет, не буду спорить, пока все может быть спокойно. Но лишь пока. И я поставил бы под сомнения ваши умственные способности, если бы вы этого не понимали.
Как раз же в свете новых планов Министерства, - я, кажется, впервые согласен с Кэрроу, - свежая кровь лишней не будет. Вот только страшно представить, кому предоставят обучать молодежь. Не приведи Мерлин заниматься с упрямыми подростками самостоятельного, одного Драко хватает с головой.
Ситуация, судя по всему, на самом деле стабильна, это не может не радовать, но остается надеяться, что планы на Хогвартс, подразумевающие агрессию, мотивированы лишь отсутствием времени и возможностей контролировать замок хитростью. Дипломатией можно добиться куда как больших результатов, хотя это и представляется невыполнимо сложным,
- мысленная улыбка, даже не предпринимая попытки озвучить свои мысли. Тем более, что они лишь рефлекторная попытка найти другие решения, иные варианты, если потребуется – пути к отступлению. Рефлекс, не раз спасший Малфою жизнь и честь, стал таким же естественным, как дыхание, и каждый раз, просчитывая стратегию на несколько шагов вперед, Люциус ловил себя на мысли, что делает это не задумываясь.
Казалось бы, какое мужчине дело до событий в школе. Слава небесам, что он избежал участи Кэрроу – дипломатические навыки это одно, а особенным терпением Малфой никогда не отличался. Заставляло задуматься о разных вариантах развития событий в школе лишь то, что там по-прежнему присутствовал Драко. Пока он в открытую поддерживает Пожирателей, ему ничего не грозит. Когда же дело дойдет до привлечения на свою сторону сокурсников и получения Метки... Лорд Малфой не мог ручаться за поведение сына. И это пугало.
Думать об этом в присутствии Милорда было по меньшей мере опасно. Поэтому мысли поспешно заменены на «правильные», теперь внимательно анализируя каждое слово, сказанное Трикс.
- Верно, совершенно верно. Ни один из присутствующих не сомневался, что уж кто-кто, а Рабастан не сможет договориться с ирландцами. И привлечение столь сомнительных союзников на свою сторону всегда сопровождается риском получить удар с тыла. Можно было бы попробовать договориться с лучшими выпускниками Дурмстранга, но едва ли другие страны рискнут первыми вступить в эту войну. К тому же, как информаторы или стратеги – болгары бесценны, но как союзники слишком корыстны.
Интуиция подсказывала, что информацию о вечернем задании необходимо слушать предельно внимательно. В подобную погоду Люциусу меньше всего хотелось устраивать прогулки по Запретному Лесу в дружеской компании, но решение Милорда, разумеется, если оно будет принято, не обсуждается.
Фрагмент зеркала осторожно лег в ладонь. Малфой кивнул, отвечая на косвенно заданный вопрос, мысленно похвалив, кто бы это ни придумал, за находчивость. Лишние способы держать все под контролем в очередной раз умножают их силы.
Побочные эффекты. Превосходно.
Если какое-то желание оказаться сегодня вечером в Хогсмиде и присутствовало еще в начале монолога Беллатриссы, то последние ее слова звучали почти приговором.
Оставалось только ждать решения Милорда. И возможности сообщить некоторые подробности планов Министерства лично ему, если, конечно, он захочет слушать. До тех пор, пока к нему не обратятся напрямую, Люциус предпочтет молчать.

+6

19

Появление Лорда Нарси ощутила на уровне инстинктов – она каким-то неведомым шестым чувством улавливала его приближение, для этого даже метка не была нужна. Это было по меньшей мере странно, ведь Нарцисса не была так фанатично предана Темному Лорду, как например та же Беллатриса, которая в мгновение ока превратилась в зачарованное создание с ослепительным блеском в глазах, стоило только Повелителю переступить порог гостиной вслед за своей любимицей.
Нагайна.
Змея как бы лениво пересекла помещение, на какое-то время, зависнув рядом с Алекто. Нарси с замиранием сердца следила, как приплюснутая змеиная голова стремительно приближается к лицу Кэрроу, едва ли не касается ее щеки. От того, чтобы передернуться, Нарциссу удержало лишь привычное оцепенение, которое неизменно охватывало женщину в присутствии Воландеморта.
Привычный ритуал чтения мыслей – быстрый и верный способ узнать абсолютно все, что хочется, и даже больше. Нарцисса настроилась на исключительно нейтральную волну, хотя в присутствии Лорда наверное стоило бы проявлять побольше преданности его темному делу, но и так тоже вполне подходило – несколько злых мыслей в адрес Ордена и Министерства, и не допустить ни одного намека на образ сына в мыслях, незачем привлекать к нему излишнее внимание, для школьника его итак предостаточно.
Вдруг в сознание вторгся кто-то посторонний – хотя почему кто-то, не сложно понять, что Повелитель, наконец, добрался и до нее. Словно холодный поток проник сквозь виски, опутывая сознание жидким туманом, похожим на молоко, от этого мысли сами по себе рванули с невероятной скоростью, как будто в голове сработал маховик времени, отразивший все произошедшие события последних дней. Очень редко удавалось контролировать процесс легилеменции, но Нарси старалась, не зря же она по собственному желанию начала изучать оклюменцию, чтобы хоть как-то защищать свои мысли. Лорд, казалось, остался доволен тем, что увидел, а значит, ее неискреннее желание служить под его началом снова осталось при ней.
В следующее мгновение миссис Малфой поднялась с места, повинуясь мысленному пожеланию Лорда, и отправилась к низкому столику за бокалом вина для него. В гостиной высказывались предположения, пожелания, разрабатывались планы, и Нарси молча все это слушала, даже не пытаясь вмешиваться.
- Мой Лорд, - произнесла она едва слышно, подавая высокий бокал Воландеморту. После она вернулась в свое кресло, и уже оттуда наблюдала за всем происходящим.  Мысли о проникновении Пожирателей в школу ее несколько встревожили, но она быстро припрятала эти страхи куда подальше. Женщина переводила взгляд с одного из присутствующих в гостиной на другого, лишь на секунду дольше задержавшись на лице супруга, но тут же отвернулась, изучая бокал в своих руках.
Появление в руках зеркала заставило ее вздрогнуть – она прослушала часть разговора, погрузившись в мысли.
Зачем оно мне? Я же не участвую в операциях, а Люциусу точно такое уже досталось…
Она растеряно посмотрела на предмет, чуть мерцавший от света камина, и подняла глаза на сестру. Больше всего ей хотелось уйти к себе, но так сделать было нельзя, никому не позволяется покидать собрание раньше Лорда.

Свернутый текст

простите за бред Оо

+3

20

Реддл в задумчивости оглядывал своих сторонников. Кто-то прятал взгляд, кто-то старался казаться отрешенным. Но все были, как пружины наготове сорваться по первому его слову. Даже «приказ» не уместно по отношению к Пожирателям. Страх делал свое дело. Наслаждался ли Лорд этим – Да. Его всегда возбуждало то чувство власти над людьми, то как расширяются их глаза при виде него. Казалось, что это и есть тот ключ к его бытию, его энергия никогда не иссякнет, пока есть такие люди. Нет, не люди. Людишки.
Слушая рассказ Алекто, Маг задумчиво смотрел впереди себя, пальцами гладя голову Нагайны.
- Я понял всю суть. К вам в помощь пойдет Белла. И я надеюсь дело с вербовкой, умелой вербовкой, продвинется вперед и будет более успешной. Придавить стихийность впышек анти-Волдеморт, вы пока не в силах. Но и это можно использовать себе на руку. Люди имеют свойство уставать. Поттер своими вечными прятками и заговорами, заставляет всех быть на чеку, жить с оглядкой, как делает он сам. – Тяжелый взгляд его глаз блуждал между Трикс и Алекто. – мы же как сила более подавляющая, не жалеющая никого, даем более свободную жизнь. Совесть Поттера не позволит ему убить никого их своих друзей, одноклассников, если они переметнуться на нашу сторону. Что не сомненно развязывает руки и нам, и нашему пополнению. Цисси, ведь сколько раз Поттер мог убить Драко? Но совесть такая штука, что дрожат руки, не мыслит как нужно голова. Вы поняли меня, как надо действовать?
Лорд поднялся, спуская с руки змею, и едва касаясь пола, обошел всех. В его руках появилось зеркало. Ну что ж, мыслит Белла правильно. Посмотрим, что будет дальше.
- Так. Про зелье. Белла делаешь столько сколько возможно. Милая, много Беллатрикс, идущих к замку – это «убьет» всех, кто увидит данное зрелище. Поделим на тебя и Алекто. Белла, для тебя собрание закончилось. Можешь идти. Как работать не мне тебе объяснять. Но учти одно – прошептал Маг, подойдя к женщине, и проводя пальцем по ее щеке – Мне до смерти надоели провалы! Ты поняла меня?
Ответом ему был едва заметный кивок.
- Дальше. Рудольфус. Твое предложение перебить половину Ирландии конечно заманчиво, но давай же все таки включим мозг и… - Маг подошел из-за спины к мужчине, - подумаем, как же нам рационально использовать энергию, чтобы и нашим и вашим. Сила не всегда есть правда и убеждение. Тут надо дипломатичностью работать. Хитрость, обещание медных гор – вот что прельщает людей. И сразу чувство долга пропадает.
Посмотрев на отрешенную Цисси, в голове Реддла возник план, как эту женщину привести в «чувство борьбы» за их правое дело:
- Нарцисса, нам с тобой предстоит прогулка. После того как мы все здесь обсудим, я и ты прогуляемся по Европе. Люциус, спокойно. Продолжим. Рабастан, чем же ты не угодил ирландцам, что они тебя так побили?
Реддл сел обратно в кресло, и превратился в само внимание и «очарование», словно мальчишка, приготовился слушать сказку.

+2

21

Алекто молча кивнула в ответ на вопрос Лорда. Конечно она понимала, как необходимо действовать. Хотя сдерживать себя в то время, когда в школе находится такая же рьяная в вопросах воспитания Беллатриса, будет значительно труднее. Эти малолетние придурки, дабы сохранить соотношение сил в Хоге, будут нарываться на наказания в два раза чаще, а хватать за полу, не давая замучать до смерти особо отличившихся студентов, придётся не только свою персону. И всё же Лекто с чувством благодарности взглянула на Лестрейндж – такой союзник и возникающие проблемы выставит перед Лордом как всего лишь мелкие проколы, не заслуживающие внимания и беспокойства, и не даст свихнуться в четырёх стенах. Ну а про силу убеждения Трикс вообще легенды ходят.
Вдруг на Кэрроу накатила волна напряжения, и девушка встревоженно заерзала в кресле. Это не было воздействием Лорда или переизбытком тяжёлой энергии. Беспокойство охватывало Лекто уже не в первый раз за последнюю неделю. Это началось ещё когда в Хоге в прошлый понедельник были введены новые правила и ужесточён режим. Памятуя об указаниях «сверху», брат и сестра Кэрроу с большой неохотой оставили в покое раздел с наказаниями, обуздав свою бурную фантазию, однако, студенты, очевидно, этот великодушный шаг не оценили. А когда же сегодня утром Снейп сообщил, что весь Хогвартс остаётся на Рождество в замке, позиции Поттера в школе значительно усилились, и Лекто покидала замок с облегчением, но не без тревоги. Будучи близнецом своего брата, она обладала достаточно сильной эмоциональной с ним связью. Сейчас, очевидно, Амикус здорово нервничал и посылал сестре соответствующие импульсы. В школе что-то затевалось, что-то массовое, неприятное и с участием Поттера.  Кэрроу попыталась было упокоить брата, но через открытый канал нервозность Амикуса обрушилась на неё с новой силой, мысли начали путаться, в руках опять появился тремор и, не выдержав, Алекто поднялась с кресла.
- Мой Лорд, позвольте мне уйти вместе с Беллатрисой. – не обращая внимания на удивлённые взгляды своих коллег, которыми те недавно так же наградили Нарциссу, Лекто тихо, но настойчиво продолжила. – Всё, что могла, я Вам сообщила и теперь должна вернуться в Хогвартс, чтобы помочь Белле. Кроме того, в моё отсутствие в школе что-то происходит… - после минутного колебания, девушка нехотя выдавила, - Похоже, не только я покинула Хогвартс… Контроль ослабился и, кажется, студенты хотят этим воспользоваться. Повторюсь, разрешите мне уйти и убедиться, что мои предположения безосновательны.
И новость, и просьба были не из приятных, но Алекто дождалась кивка Лорда, склонила на мгновение голову и быстро направилась к выходу из поместья, оглядываясь периодически на Беллу, проклиная в душе паникёра Амикуса и гадая, куда исчез из школы гарант относительного спокойствия Снейп. Похоже, дамам опять придётся в одиночку ловить снующую в стоге сена иголку, а точнее, шило в известном месте у Поттера. Весёлого Рождества, блин…

------------->Хогвартс

Свернутый текст

Пардон, что мало, но я сейчас немножко не в состоянии писать нечто большое и красивое. :surprise:

Отредактировано Alecto Carrow (2011-08-14 13:41:27)

+3

22

Начало игры.

Нарцисса уткнулась в подушку, спасаясь от вездесущих солнечных лучей. Тело неприятно ломило, болезненно сжимался желудок – утро явно не задалось. Но надо было вставать… пусть к Рождеству уже все готово, но стоило дать распоряжение эльфам по поводу Рождественского ужина, отправить сову сыну, заняться мелкими домашними делами. Люциусу некогда управлять менором, вести бюрократические дела, так что Цисси взяла их на себя, пока она дома. Скоро она отправиться в Хогвартс, там уже будет не до этого.
- Токки, - леди Малфой не открывая голову от подушки щелкнула пальцами, вызывая эльфа.
- Да, хозяйка? – немедленно появилось длинноухое существо, услужливо глазея на Нарциссу.
- Принеси мне обезболивающее и кроветворное зелье, - хрипло отозвалась женщина, принимая, наконец, вертикальное положение. Через пару секунд домовик уже протягивал ей оба запрошенных зелья и стакан воды, чтобы запить неприятный вкус. Не утруждая себя благодарность, Цисси кивнула, отпуская эльфа и принимая лекарство. А затем все же поднялась, запахнулась в дорогой шелковый халат и отправилась в ванную.
Через полчаса леди была собрана и деловита, и ничего не напоминало об утренней слабости, разве что немного раздражительно и нервное поведение. Впрочем, последние несколько месяцев даже бесконечное спокойствие Цисси дало брешь. Ее собственный дом превратился в логово Пожирателей. Она уважала Лорда и его сторонников, но дом – это дом. Взять хотя бы Рождество. Пусть в Малфой-меноре оно праздновалось очень светски, но никогда не было такой давящей атмосферы. Напротив, в это время в доме появлялось что-то такое семейное, светлое, пусть даже легким намеком…
Женщина немного рассеяно зачитала список того, что нужно приготовить домашним эльфам, а затем  отправилась в кабинет.

«Дорогой сын,
Поздравляю тебя с Рождеством. Желаю хорошо отпраздновать, но помнить о приличиях. Впрочем, оставлю нотации, ты уже достаточно взрослый, чтобы самому думать о последствиях. Пишу, чтобы сказать тебе, что приготовила один сюрприз. Ты узнаешь о нем немного позже. Не видела этой зимой табель с твоими оценками. Ты ведь знаешь, меня всегда интересует твоя успеваемость.
С любовью,
Нарцисса».

Письмо было коротким, но даже в этих нескольких строках можно было увидеть, что Цисси очень скучает по Драко.  Писать про собрания Пожирателей не было ни смысла, ни желания, про дела же – скучно. Поэтому леди Малфой поставила заковыристую подпись, свернула свиток и завязала его зеленой ленточкой, а затем отправила домашнюю сову в Хогвартс. А затем, тяжело вздохнув, придвинула к себе бумаги из Министерства, вчитываясь в сухие официозные строки.

+2

23

С тех пор как Августус работал в Хогвартсе, он неоднократно ловил себя на мысли, что он привязывается к этой жизни. Уделение времени и всего себя будущему - магам, которые с помощью знаний, которые он дает им, строят время: настоящее, будущее, все то, что построено на его опыте. Приятно наблюдать, как студенты, от страха ли, или от своего собственного стремления, получают эту силу, которая не подвластна обычным магглам. Это мощь, которой он делится со столь юными созданиями. Они показывают свой потенциал. Гордятся им, настраивают себя на рабочий лад, чтобы как можно лучше усвоить все то, что дается в столь небольшой отрезок времени.
Размывчато, но настойчиво перед глазами открылась картина: маленький паренек с большой харизмой горячо отвечает, стоя в полушаге от парты. Невозможно не прочувствовать те его пылкие эмоции, связанные с полной самоотдачей предмету и учебе в целом.
Того же ему хотелось и теперь, от его студентов. И, когда кто-нибудь из них добивался своих собственных вершин, планок, поставленных самим себе, гордость за себя и за силу магии охватывала Руквуда.
Сейчас он пытался вырваться по важному делу, но увлекающиеся подростки обступили его и не давали проходу. Нельзя было и шагу ступить без того, чтобы хоть один студент не задал вопрос или не похвастался своими достижениями. Это, безо всякого сомнения, доставляло удовольствие.
Но спешить было нужно. Едва прорвавшись сквозь толпу студентов, преподаватель скорым шагом направился в свою комнату, переодел мантию и выбежал из замка на мороз. До ворот его ноги буквально домчали.
Сегодняшний день был чрезвычайно важен для его пожирательской роли, о чем он, правда, еще и не подозревал. Но, в любом случае, опоздание его на собрание было бы, как минимум, не кстати.
Шаг за ворота, резкий поворот на месте, оглушительный щелчок.
Легкий крупный снег застилал собой открывающийся вид на огромный дом Малфоев. Руквуд направился к кованным воротам, которые тотчас распахнулись, как только он приблизился к ним. Скрип снега был отчетливо слышен в полной тишине двора. Август на мгновение задержался у самой двери. У него было некое предчувствие, что сегодня здесь произойдет что-то важное для него. Он волновался как пацан на первом свидании. Руквуд был пожирателем не один год, но на сегодняшнее собрание он шел, как на первое в жизни.
Понимая, что это странное чувство его не покинет, стой он здесь хоть вечность, мужчина дважды ударил кулаком в дверь.

+1

24

Буквы стали подозрительно расплываться перед глазами, на глаза как будто попала белесая пленка. Нарцисса дважды сморгнула, а затем зажмурилась и с усилием надавила большими пальцами на внутренние уголки глаз.
«Надо будет попросить у Северуса зелье для улучшения зрения», - напомнила себе Цисси. Она время от времени просила зельевара сделать ей лекарство: носить очки, эти ужасные маглловские штуки, она считала ниже своего достоинства. «И хватит на сегодня отчетов, скоро собрание, нужно быть к нему готовой».
Еще раз, напоследок, пробежав глазами по листу, Цисси уверенно вывела свою подпись и, наконец, сунула бумаги в ящик стола. К огромному неудовольствию, женщина заметила, что перо, которым она сегодня ставила подписи, потекло, и между указательным и безымянным пальцем зеленело небольшое пятнышко чернил. Неаристократично наслюнив палец, Цисси попыталась оттереть его, но ее прервал домовик, появившийся с характерным хлопком.
- Хозяйка, у ворот гость, господин Руквуд, - эльф усиленно кланялась, подметая длинными ушами пол.
- Впусти его, я сейчас спущусь, - кивнула Нарцисса, и домовой исчез. Мельком глянув на себя в зеркало и поправив чуть растрепавшуюся прическу, Цисси спустилась на первый этаж, благополучно забыв про пятно.
- Августус, - улыбнулась леди, протягивая мужчине руку. – Всегда рада видеть вас в нашем доме. Не желаете ли чаю? Может быть, кофе?
Леди Малфой кинула предупреждающий взгляд на эльфа, но та уже сама все поняла и исчезла на кухню.
- Пройдемте в гостиную. Вы пришли сегодня первый, так что у нас есть время спокойно попить чего-нибудь горячего и обсудить что-нибудь еще кроме дел Пожирателей, - с едва заметной иронией в голосе проговорила Нарцисса, провожая гостя к гостиной. Разумеется, тот и сам знал ее месторасположение, однако леди хорошо играла роль хозяйки менора. Впрочем, последнее время она все реже чувствовала себя в безопасности в этом доме. – С Рождеством вас, Августус, - спохватилась Нарцисса, вспомнив, какой сегодня день.
А в гостиной их уже ждал, исходя паром, горячий напиток в сервисных чашках и блюдце со сладостями к нему.

+1

25

Проснутся в чужой постели, открыв глаза попытаться заставить себя подняться и двигаться. В голове стоял шум, зрение, все еще затуманенное сонной туманкой, было рассеянным.  Рядом послышался мурчащий звук, повернув голову, Роберт наткнется на личико молодой официантки, с которой вчера вечером пересекся в пабе. Картинка прочей ночи собиралась как-то не охотно в голове, а хитроватый взгляд из-под полуопущенных ресниц и лукавая улыбка девушки, что проснулась, вообще мешали собраться. Особенно ее манипуляции пальцами под одеялом по груди вниз. Натянутая улыбка, перехватив ручку девушки, поцеловав в губы, подмигнуть и неохотно выбраться из-под одеяла. Роберт забудет это утро, оно сотрется из памяти, как и многие прошлые. Он не заводил романов, не искал ту единственную, но часто просыпался не один и эти лица смешивались в памяти, не особо запоминаясь. Имена он вообще считал глупым запоминать, особенно если ты видишь ее в первый и последний раз. Кстати она его тоже.
И опять привычные манипуляции, умыться, одеться, понаблюдать с несколько минут за тем как девушка расхаживает по комнате, одеваясь, бросая заигрывающие взгляды в твою сторону. Улыбнутся, с видом удовлетворённого кота медленно подойти, ненавязчиво коснувшись ее щечки. Она будет смотреть в темные глаза с неким обожанием и не редко с похотью, рассчитывая на продолжение прямо сейчас, в данную минуту, а получит… Звенящий звук, метала, приятная музыка для утра. Она не успеет даже понять, что произошло, а лезвие из трости с легкостью входит в мягкое податливое тело, разрывая ткани, мышцы и выпуская наружу приятный аромат смерти и крови. Металлический привкус на губах сохранится какое-то время, ты просто знаешь какова она на вкус не больше. Последний поцелуй в губы, взгляд в глаза, наблюдая за тем как прекрасные расширенные очи, от неожиданности, теряют свой блеск и осмысленность. Как жизнь выходит из человека с потоком крови. Приятная липкость на руке, нежная улыбка, как сокровище осторожно положив на пол тело умирающей леди, с знакомым хлюпаньем извлекая клинок. Кровавое пятно расползётся по полу, медленно захватывая пол и окрашивая его в темно багровый цвет. Подберется к ковру, впитываясь как в губку с жадностью.
Он покинет дом неизвестный ему, забудет, даже когда завтра утром прочтет статью о найденном теле с непонятными порезами на ладонях и животе, внутри будет пусто. Он не испытывал сочувствия и угрызения совести. Постукивание металлического наконечника трости по дороге, заворачивая в проулок, чтобы тут же раздался звука аппарации и мужчина в черном пальто, в круглых солнечных очках исчезнет.
Менор, Лорд, собрание. Все это как-то не вязалось с сегодняшними планами на утро, но выбора особо не было. Задумчиво посмотрев на здание за стальной решёткой забора, глубоко вздохнув прохладный воздух, посмотрев на мгновение вверх, улыбнувшись каким-то своим мыслям. Снег падал хлопьями, покрывая дорогу, похрустывая под ногами с каждым шагом. Пройдя во внутренний двор, ступеньки, дверь, стук. Роберта запустит домовой эльф, объяснив где искать хозяйку, не получив ответа на вопрос про пальто и трость, останется за спиной. Мужчина, перехватив трость, войдет в гостиную, посмотрев поверх черных кругляшков очков на Нарциссу и Августа
- мое почтение прекрасной хозяйки дома. Приветствую Август, давно не виделись – улыбнувшись в своей привычной ленивой манере, чуть приподняв уголки губ. Сняв очки, пройдя вглубь гостиной, пожав руку другу и нежно коснувшись ручки Нарциссы.
- Не вижу вашего мужа, миледи. Он на сне почтит своим присутствием сегодня? – хитрая улыбка, убрав очки во внутренний карман пальто.

+2

26

>>>начало<<<

За последние года Малфой-Мэнор стал для Беллатрикс чуть ли не вторым домом, а если и дальше пойдет таким же темпом, то фамильный особняк Лестрейнджей и вовсе оттеснится на второй план. Сколько она там уже не была? Год, два, пять? Берите выше - минимум пятнадцать плюс еще годик. Оставалось надеяться, что от него еще хоть что-нибудь осталось, а домовики, которым удалось выжить и не попасться под палочку женщины выполняют свои обязанности, иначе не успеют моргнуть и глазом, как прямая Авада Кедавра - будет последнее, что они увидят. Да и вообще, пару дней назад, Лестрейндж взяла на заметочку то, что было бы неплохо отправить туда драгоценного муженька, так сказать для проверки.. хотя тут же возникает вопрос - с каких пор на голову больная Пожирательница Смерти стала заботиться о доме? На самом деле все было проще простого.. у Темных волшебников разумеется есть и всякие темно магические штучки, книги и прочее прочее, чем не светят на каждом углу и не показывают первому встречному. И не очень хотелось, чтобы все это попало в ненужные руки. Разумеется, можно было все окончательно переложить в сейф в Гринготтсе, ибо это, наверное, самое надежное место, благодаря тому, что этих серокожих никак не подкупишь, но времени как-то не было, да и желания. Тем более, что у Лестрейндж-Холла защита была тоже не лыком сшита.
Что касается выражения "чувствуйте себя, как дома", то от сестры Белла его ни разу не слышала за последние несколько лет. Оно и понятно, очевидно Нарцисса была не слишком рада тому, что родной дом стал местом сбора Пожирателей. И пусть она старалась этого всячески не показывать, но Лестрейндж это было предельно понятно как божий день. Она каждую минуту боялась за своего сына, боялась за мужа, даже, наверное, в большей степени, чем за себя.. и если раньше у нее была возможность только узнать плохую новость о них, то теперь у нее появились шансы своими глазами увидеть, как Круциатус или сразу Авада полетит в кого-то из членов его семьи из палочки Лорда, сделай они что ни так. Беллатрикс же ее положение не вызывало никакого сочувствия или понимания. Ни капли. Она уже давно считала, что и Драко и Люциус заслуживают хорошей взбучки. Первый провалил задание, второй провалил задание.. чего от них было еще ожидать? Хотя Малфой-старший все же получил свое, точнее свою камеру на какое-то время в Азкабане. Только теперь, каждый раз, когда попадался на глаза Беллатрикс, он автоматически все больше и больше опускался в глазах Пожирательницы. Но какое-бы не было положение у ее родственничков -  ни это их положение, ни сами родственнички особо не волновали женщину.
Аппарировав с территории школы на территорию Мэноре, Белла быстрым шагом направилась к входу в дом, минуя многочисленные кустарники и живые изгороди, которые, казалось, с каждым днем увядали все больше и больше.. в принципе, как и сам дом. Женщина отдаленно помнила, каким по-настоящему статным он был в далеком 81-м году, когда все на территории было красиво, свежо и ухоженно. Но сейчас вся обширная территория больше походила на какой-то заброшенный сад с таким же полузаброшенный замком с привидениями. А может быть, местность сама как бы подстраивается под обитателей. Явно место каждодневного большого скопления Темных Волшебников не будет выглядеть как дом какой-нибудь гламурной дамочки на подобие Пэрис Хилтон, он быстрее сгорит в Адском Огне.
Стоило только подойти к кованым воротам, как те словно испарились на мгновение, пропуская через себя Пожирательницу, а потом, тут же вернули свое прежнее положение. Защитные Чары еще ни разу не подводили, пропуская через себя только VIP гостей, и можно не сомневаться, что остальных сомнительных личностей внесут на территорию только вперед ногами, хотя скорее их так вынесут.
Через несколько секунд, Лестрейндж уже была около парадного входа, тяжелые двери которого тут же распахнулись, а около них стоял сгорбившийся домовик, дрожь по телу которого была видна невооруженным глазом. Женщина лишь хмыкнула, удержавшись от того, чтобы не пнуть бедное существо и вошла в дом, направляясь сразу в гостиную.
Оказавшись в комнате, Белла быстро обвела ее взглядом, в довершении которого раздалось очередное "Хм". Сестра и еще двое знакомых ей Пожирателей Смерти уже были в сборе. На несколько секунд ей даже стало как-то не то обидно, не то злостно, что она, самая верная Пожирательница Смерти оказалась здесь позже других. Но ничего, она еще возьмет свое, как делала до этого. Главное чтобы этой женщине не взбрело в голову прямо сейчас заавадить здесь каждого.
- Да, Нарцисса.. где твой драгоценный муж? - язвительно добавила женщина, после слов Роберта о Люциусе, проходя в гостиную и присаживаясь на свободное кресло.

+5

27

Когда мысли чем-то заняты кроме окружения, внешние факторы вообще никак не воспринимаются. Вот и Руквуд был увлечен чем-то своим и не замечал холода, проникающего под одежду, снег, усыпающий своей ледяной мягкостью его непокрытую голову. В нем бушевали странные эмоции, и возникало огромное желание от них избавиться любыми способами. Август наклонился, черпнул обоими руками из ближайшего сугроба и окунул лицо в ладони. Кожу обожгло холодной влагой, но лишь так он мог прийти в себя.
Перед пожирателем открылась дверь, и он резко убрал руки от лица. По носу и щекам медленно сползали кусочки талого снега. Руквуд поспешно смахнул их со стыдливым выражением лица, шагнул через порог и принялся шарить рукой во внутреннем кармане мантии в поиске платка. Как только он успел насухо вытереть лицо, его взору явилась хозяйка дома.
- Здравствуйте, госпожа Малфой. Вы, как всегда, очаровательны. - Он легко улыбнулся и проследовал за ней. - Пожалуй, не откажусь от чашечки кофе. С каждым шагом он чувствовал себя все спокойнее. То ли ирония в голосе Нарциссы поставила его на место, то ли то, что кроме него еще никто не прибыл. - С удовольствием, Цисси. Я вот студентами своими доволен донельзя. Никогда не думал, что столь сентиментален, но каждое занятие приносит мне огромное удовольствие. Кстати, Ваш сын неплох, но избавиться от какой-то доли лени ему не помешало бы. - Он уселся в ближайшее кресло, рядом с которым веяло теплом от уже готового кофе. Август взял чашку двумя руками и отпил маленьким глотком.
- Ах да, благодарю. И Вас с праздником. Надеюсь, Лорд предоставит нам возможность достойно отпраздновать сегодня вечером. Не очень хочется в столь априори спокойный домашний праздник бегать по лесам и кого-то ловить. - он издал легкий смешок и откинулся на спинку.
В тот же момент в комнату вошел Роберт. Теперь у Руквуда не только нормализовалось состояние, но и ощутимо приподнялось настроение. Он давно не виделся со своим лучшим другом и был рад, что хотя бы на собрании может перекинуться с ним парой слов. Он пожал ему руку и сдержанно улыбнулся.
- Добрый день, Роб. Как твои дела? Чем сейчас страдаешь? Какие продвижения в твоем бравом деле? - Заинтересованно спросил он. - А то я как-то все в школе да в работе. Непорядок. Нужно будет нам с тобой пересечься как-нибудь, выделить на себя время.
В гостиной объявилась, да-да, не появилась, а именно объявилась Беллатрикс. Августус никогда не относился к ней хотя бы с долей положительных эмоций. Да и нет, наверное, человека, который мог бы к ней положительно относиться. Да, без сомнения, она серьезно относится ко всем делам, которые ей поручает Темный Лорд, она предана, и только за это к ней можно проявить, в некой степени, уважение. Но Руквуд никогда не считал уважение эмоцией. То ли потому, что оно проявляется зачастую сухо и скупо, то ли потому, что оно фальшиво. В общем, кроме этого "чувства", август ничего хорошего к ней не испытывал. Кроме того, их объединяла конкуренция. Но Август всегда оставался позади, и, почему-то, его это не слишком-то и беспокоило. Его больше раздражало, что чувствуя свое превосходство, Белла вела себя высокомерно, а это он считал самым большим пороком, не то чтобы у всех людей, но среди волшебников точно.
- Госпожа Лестрейндж, я не думаю, что Вы мечтаете о совместном с Люциусом времяпровождении... да и с кем-либо из нас в том числе. К чему этот сарказм? - Медленно и уверенно проговорил Руквуд, поддерживающе взглянув на Нарциссу.

Отредактировано Augustus Rookwood (2012-02-21 22:10:37)

+6

28

Уютного праздника захотели, значит? – услышали все знакомый голос. – Спокойно отметить? Будет вам праздник.
Сказать по правде, Тёмный Лорд не любил зиму. Он не любил также Рождество. Лорд никогда не получал в подарок всяких безделушек и открыток и ненавидел всех, кто их получал, а также их дарителей, считая всю эту рождественскую суету пустопорожней выдумкой магглов, которым просто нечем заняться, и ни на что большее они не способны. Он не понимал, почему эти придурки радуются снегу. С таким же успехом можно радоваться природным катастрофам. «Не надейтесь, что таким образом высшие силы выражают свою радость или благосклонность к вам», - злорадно ухмылялся он, представляя румяных смеющихся ребятишек, лепящих кособоких снежных уродцев, таких же взрослых, которые, словно малые дети, играют в снежки, пьющих горячий шоколад перед камином стариков, которые только и могут, что смотреть и умиляться всем этим безобразием; и тут внезапно дома засыпает снегом до самых крыш, люди утопают в снегу, замерзают насмерть, задыхаются, потом потепление – и снег тает, и все эти жизнерадостные глупые твари дохнут… Красота, право слово. Остаться всё равно должны только лучшие. А беззаботным магглам, которые привыкли к уюту и которых умиляет каждая козявка, туда и дорога.
Лорд Волдеморт ненавидел Рождество. А потому зря обитатели и гости поместья Малфой надеялись, что он даст им спокойно отдохнуть в этот день… Очень зря надеялись. Нельзя сказать, что его приход был нежданным, но он был внезапным. И кто знает, как он узнал, что лучшим людям, в отличие от простых магглов, людям, которых не презирают, а уважают и боятся, возможно, даже ненавидят (но ненависть, как ни крути, лучше презрения), оказывается, тоже хочется «уютненького праздничка», комфорта, посиделок за набитым яствами столом или у камина, бестолковых «тёплых» слов и подарков! Все сочиняют дурацкие поздравления и дарят друг другу ненужные вещи, хотя… иногда не такие уж ненужные… особенно если это касается семей волшебников.
Хотя и они могут дарить дрянь. Пусть и магическую, но всё равно дрянь. Хлопушки и погремушки, среди которых иногда попадаются мантии-невидимки и вещи, превращающие свинец в золото. Иногда дарят животных, в основном это бесполезные комки шерсти или перьев, которые и выбросить не жаль (то ли дело змеи, они холодные, мудрые и с ними есть о чём поговорить). В общем-то, дрянь. Но порой попадаются и стоящие вещи. Настоящие ценности, вместе с которыми их хозяин обретает большую силу, расширяющую его возможности. Лорд был не против таких «подарочков». Но зачем принимать подарки (слово, созвучное с «подачки»), если можно присвоить такую вещь? Отобрать, а прежнего её обладателя… устранить.
Одна из таких вещей была на примете у Лорда Волдеморта… Одна птица напела о том, что есть на свете предмет, делающий своего владельца сверхсильным – сила его настолько велика, что заставляет остальных невольно подчиняться хозяину этого артефакта. Все мысли Лорда были только о нём – кто не хочет заполучить вещь, которая делает сильных ещё сильнее? С этими мыслями он и отправился в Малфой-мэнор…

+4

29

« Отыгрыш Северуса Снейпа «

В черном плаще с кровавым подбоем, шаркающей, но еще вполне бодренькой кавалерийской походкой, не очень ранним утром двадцать пятого числа зимнего месяца декабря в гостиую Малфой Мэнора, вышел один из Пожирателей смерти и, по совместительству, преподаватель зельеварения в школе волшебства Хогвартс Северус Снейп.
Он окинул быстрым и весьма равнодушным взглядом присутствующих, кивнул некоторым в знак приветствия, мысленно отметив, что все, за исключением, быть может, пары человек (след которых, возможно, уже исчез с лица земли), уже были на своих местах. Сосредоточены и все с тем же выражением благоговейного страха на лицах. Выражения, от вида которого Снейп всегда испытывал неприятное чувство, очень напоминающее тошноту.
Снейп молча пересек гостиную, сел на свое место  и снова огляделся и прислушался, пытаясь уловить нить разговора. Как всегда, ни о чем. Редкие фразы по делу, обильно перемешанные с массой воды, бреда и активно проявляемого идолопоклонства. Как глупо. И как надоело. Наивные. Неужели они верят в силу Лорда и в то, что их действия и жизни реально имеют значение... Чушь.
Северус понимал, что сам он выглядит, наверно, немного странно, фамильярно, да и позволяет себе в действиях чуть больше, чем следовало бы. Один неосторожный шаг - и вся его игра раскрыта, а голова на плахе... Но удобно быть совершенно свободным и ни в чем себя не ограничивать, когда рисковать нечем. Статус? Какой? Жизнь? Да к черту...
- Кстати, о праздниках, - с места в карьер начал Северус, тут же рефлексируя на высказывание "повелителя". В его планы совсем не входило стелиться перед "хозяином", выпендриваться перед "коллегами" и пытаться доказать себе и всем собственную правоту принадлежности к "почетным" кругам Пожирателей смерти. Все, что ему было нужно - донести нужную информацию. Сказать то, что хочет слышать Лорд и то, что нужно силам, противостоящим тьме. Ни слова больше.
- Мой Лорд, - снова заговорил Северус, едва сдержавшись от того, чтобы поморщиться от подобного пафоса и глупой игры, - в Хогвартсе сегодня состоится бал-маскарад, посвященный рождеству и выступающей компенсацией того, что ученики не смогут покинуть стены замка до лета. Смею предположить, что это наиболее удобный момент для проникновения наших людей в Хогвартс. Помимо того, что порталы будут открыты для близких родственников учеников, участники празднества проведут вечер в масках и сложно представить более выгодные обстоятельства для того, чтобы мы могли попасть в замок и остаться незамеченными.
После этих слов Снейп сел на место, выслушал планы и приказы "повелителя" относительно вечернего мероприятия, честно постарался прислушаться к, в целом, пустым и бесполезным комментариям коллег и, объяснив свое поведение тем, что он должен, во избежание подозрений, находиться в Хогвартсе и контролировать подготовку к празднованию, через несколько минут покинул Малфой Мэнор, тихо надеясь на то, что это место в следующий раз ему придется посетить не скоро...

===> Хогвартс

+1

30

*Начало игры нового, очередного Темного Лорда*

Хлопок аппарации. Человек в черном плаще и с капюшоном, скрывающим лицо мага, появился в окрестностях Малфой-Менора. Был канону Рождества. Губы мага скривились в презрительной ухмылке. Легкий плащ был одет на голое тело. Температура, стоящая на улице в этот солнечный день, заставила бы любого поплотнее укутаться в свою теплую мантию. Любого, но не для НЕГО, Величайшего Темного Волшебника этого столетия. Однако не это заставило искривиться губы Волдеморта в презрительную кривую ухмылку. Все дело было в том, что он на дух не переносил праздники. Для него это был один из тех дней, когда люди, будь то магглы или маги, совершали различные глупости и поистине бредовые поступки. То ли дело он - Лорд Волдеморт. Ничто и никто в этом мире не заставит, да и не заставляло его, Лорда Судеб делать или сотворить какую-нибудь подобную чепуху, типа подарков, валентинок и прочего. Сейчас ум МАГА занимали две вещи. Одна из них была его личной "немезидой", а точнее головной болью, по имени Гарри Поттер. Второй вещью был артефакт, о котором Лорд узнал не так давно. Это было кольцо, по слухам, обладало недюжинной силой, заставляющей магов подчиняться его хозяину беспрекословно. Страх - это, конечно, дело хорошее, но лишняя сила никогда не повредит. С помощью этого кольца Лорд хотел лишь усилить свое могущество. Этот артефакт сделает его, Величайшего Темного Лорда всемогущим. Эта идея сладким медом растекалась по сознанию Темного Мага. - Это кольцо обязательно станет моим! - подумал он. Но вот незадача - артефакт принадлежит с недавних пор светлой семье, а значит, и Ордену Феникса. Однако во всем надо искать плюсы. В этой ситуации была одна приятная мелочь - не так давно это семейство подарило своему чаду этот замечательный артефакт. Лорд мрачно усмехнулся. Вот еще один повод напасть на Хогвартс. Неслышной походкой, с капюшоном на голове, почти не оставляя следов на девственно-белом снегу. Лорд направился к Малфой-Менору, чьи двери ему были открыты. Лишь войдя в Менор, Лорд скинул капюшон и последовал в кабинет, где в основном проводил собрания, и где уже заседали его "любимые остолопы". Он вошел в кабинет, привлекая к себе внимание своей фразой про праздник. От их вытянутых лиц, от их реакции Лорд чуть не расхохотался. Его это изрядно позабавило. Вскоре и Снейп прибыл со своим докладом, который выступил не в совсем привычной и свойственной ему манере. Но из его слов Волдеморт узнал о бале-маскареде.
Отлично! - подумал Его Темнейшество, скрестив свои костлявые и длинные пальцы друг с другом. - Еще один шанс уничтожить этого зазнавшегося мальчишку - Поттера. Но для начала надо достать кольцо.
Он отдал распоряжения Снейпу и отпустил Пожирателя обратно в Хогвартс. После этого Лорд повернулся к Пожирателям и улыбнулся жуткой усмешкой, означающей, что в голову ему пришел очередной блестящий план.
- Нападем на учащихся во время бала-маскарада. Тем более многие из вас будут там по приглашению. Это увеличит успех нашего мероприятия. Это не обсуждается. Но для начала...
Тут Лорд обратил свой величественный взор к Августусу Руквуду, и произнес:
- Что касается тебя, то для тебя есть особое, отдельное задание. Я поручаю тебе достать один артефакт - кольцо. Сейчас оно должно быть у одного из учеников Хогвартса. Ищи среди светлых. Ты должен вместе с нами прибыть в этот вечер в замок. Там ты найдешь ученика с кольцом-артефактом. Можешь использовать любые методы для этого. В крайнем случае, - скучающим тоном добавил Лорд, - Можешь отрезать ему палец с кольцом. Достань. Мне. Это. Кольцо.
После этого он обвел взглядом остальных Пожирателей и произнес:
А что касается вас всех, то готовьтесь под моим командованием напасть на Хогвартс. Кто - снаружи, кто изнутри. Действуйте.

Не игра|Закрыл, живо!

Прошу прощения за бред. Играть за Волдеморта приходилось очень редко. Хотелось бы набраться опыта в отыгрыше сего персонажа. Надеюсь, что Волдеморт - мой персонаж. Сам понимаю, что в моих постах чего-то не хватает, так что "тапки" принимаются в ЛС. Чувствую, что пишу хуже, чем предыдущие

Отредактировано Lord Voldemort (2012-04-01 02:36:18)

+1


Вы здесь » HOGWARTS: UNROMANTIC STORY » City ​​of Contrasts » Малфой-мэнор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC